Маверик
Хаффлпафф, 1 курс
Доклад к уроку Травоведение

Ля Мур - Тужур.




Здравствуйте профессор Травяница!
Маверик, Хаффлпафф, 1 курс.

Ля Мур - Тужур.

Такие истории случаются очень редко. Со мной, так вообще первый раз. Однако когда-нибудь такое случается. Иногда люди влюбляются, и этого не избежать. Но я… что? Вы обо мне подумали?! Нет! Я говорю не про себя, а про одного моего товарища по цеху. У него были проблемы по этой теме. И надо было случиться такому – ему под руку попался я. Вообще, мы с ним познакомились недавно, когда сдавали вступительные работы в школу. У него возникли небольшие проблемы, и он попросил помощи, так как я уже нашел всю информацию. После того, как он поступил, мы не говорили около двух месяцев. Я уже и позабыл о нем. И вот, однажды, когда я сидел у камина, пытаясь написать реферат по парапсихологии на тему «Владеют ли животные парапсихологическими способностями?», ко мне на цыпочках подходит «он». Как только я узнал его, сразу же развязался дружеский разговор. Он рассказал, как провел первые дни своей учебы. Какие предметы ему понравились, какие вызывали скуку, а какие попросту злили. Последних вообще не было, о чем он не преминул упомянуть, хотя, как он опять же сказал, некоторые предметы все-таки иногда раздражали его. Ну, бывает, это понять можно. Однако весь наш разговор меня не покидало ощущение, что он чем-то расстроен и из-за этого не может договорить чего-то важного. Я не мешал ему рассказывать, даже когда он завел разговор о том, чем он занимался, когда ему было пять лет, что было мне совершенно не интересно. Я широко зевнул, но постарался переделать зевок под глубокий вздох. Однако это не обмануло друга, он тут же понурил голову и подумал, что мне скучно с ним общаться. Я тут же постарался убедить его в обратном, объяснив причину моей невнимательности и рассеянности. После этого он все понял и тяжело вздохнув, постарался объяснить все, однако, это получалось у него уж очень сбивчиво. Однако суть я понял. Мой друг влюбился в одну девушку из другого факультета и не знал, как к ней подступиться. Он приглашал ее на свидания, дарил цветы, а единственное, что он получал в ответ это жалостливые улыбки и неоправданные уходы «по делам». В общем, ему категорически не везло в делах амурных. Мне было жалко этого парня, однако, что я смог сделать? По крайне мере, я так думал. Через пару минут тишины и спокойствия, он вдруг возопил: «А у меня мысль!». Оказалось, он однажды видел мой табель оценок и увидел, что у меня отличные оценки по большинству предметов. Он вскочил с кресла и прошелся по комнате, держась за голову, и взлохмачивая волосы. Я с удивлением смотрел за его действиями. И вдруг он остановился и бросился ко мне. В общем, если сказать вкратце, он попросил меня помочь ему с этой девушкой. Я сразу же решил, что он сошел с ума. У меня не было и одной минуты для раздумий. Он стоял рядом с таким грустным видом, что это невозможно было выдержать. Я сжал зубы так, что десна заболели, и через силу прошептал: «Ну, хорошо! Хорошо! Я постараюсь что-нибудь придумать!». На этом мои спокойные дни вновь завершили свой ход, поскольку меня снова ожидал поход, который не сулил ничего хорошего, по крайней мере, для меня.
Заручившись моей поддержкой, он попросил, чтобы я придумал что-нибудь ему в помощь. Плохо то, что у меня не было абсолютно никаких мыслей. Но он подходил ко мне каждый день – вечером и днем – дабы поинтересоваться, удалось ли мне найти способ как-нибудь привлечь внимание. Я объяснял ему, что я всего лишь первокурсник и что в магии я понимаю не больше, чем пролетающая мимо сова. Но он не успокаивался, он продолжал просить, и я пообещал, что подумаю еще. Зря пообещал, ведь способ я и вправду нашел…
- Ребята! Зельеварение – самый сложный вид искусств, который включает себя минимальное использование палочки и максимальное пользование мозгами. – Думаю, вы уже догадались, что это говорить профессор Фиби Холливал – новый декан нашего факультета. - Главное, что вам понадобиться – это хорошая память и, как можно больше ингредиентов. Я уверяю вам, изучив мой предмет, вы сможете сварить какое угодно зелье при минимальных затратах сил. Но, разумеется, такие зелья, которые эти силы могут отнять не входят в нашу тематику, в тематику первого курса, но зато мы займемся теоретическим изучением этих зелий. В мире существует много зелий, вы даже не представляете, как много. У каждых из них своя сложность, у каждого своя сила. Существует много зелий, у которых одно действие, но опять же, чем мощнее зелье, тем дольше его делают и тем труднее достать ингредиенты. Сегодня мы поговорим об одном виде зелий, наиболее известном из всех, что в мире магов, что в мире магглов – Приворотное зелье. Как ясно из названия, оно способно приворотить человека к тому человеку, который: будет первым, кого он увидит первым после принятия зелья или, который приготовил это зелье. Это, смотря какое зелье готовить. Обычно у каждого зелья, а тем более, любовного, есть свой центр. Своя основа, от которого оно и пляшет. Я говорю об одном ингредиенте, который задаст начальный тон этому зелью. Это может быть, камень, шерсть какого-либо животного, а может быть и какое-нибудь растение. Чаще всего, разумеется, используют горячительную розу, но, поверьте, она не самый сильный цветок любви. Существует еще много таких растений. А вообще, все центральный ингредиенты я описала в книге, - Фиби вынула книгу из-под стола и показала классу, - Здесь есть все! Около пятидесяти экземпляров есть в нашей библиотеке, так что можете брать, если захотите. А сейчас продолжим урок…
После этого урока у меня появилась идея, как же мне помочь бедолаге, который, кстати, почему-то отсутствовал на уроке. После урока я попросил у профессора Фиби книгу под названием «Тысяча рецептов зелий». Позднее в библиотеке я взял книгу, которую советовала та же профессор Фиби. С этими двумя толстенными томами, которые пришлось нести в двух руках, я направился в гостиную Хаффлпаффа, в надежде, что там я встречу моего друга. К счастью, я был прав. Он спал в кресле, запрокинув голову на спинку и храпя. Я ткнул его ногой (а чем еще, руки заняты?&#61514. Проснулся он с жутким настроением. Я, конечно, знал, что днем спать вредно. Однако это не помешало ему сразу же согласиться на то единственное, что пришло мне в голове – готовку любовного зелья. Недолго собираясь, он сразу же потребовал, чтобы зелье мы варили вечером и только сегодня. Ну, насчет вечером я не возражал, а вот сегодняшний день меня немного смущал. Главная проблема заключалась в том, что у нас было всего две зельеварных лаборатории. Одна лаборатория находилась в кабинете профессора Фиби, а другая на «– 1» этаже Хогвартса. Там было темно, холодно и страшно, в общем, здорово. Именно поэтому, в ближайшее… тысячелетие мне туда не хотелось идти.
И именно потому, что мне этого не хотелось, уже через два часа мы, одетые в теплые пальто со значками Хаффлпаффа, крались по тихому Хогвартсу все ниже и ниже, держа в руках книги. Меня заботило, будут ли в лаборатории ингредиенты для зелья. Идя по мокрому каменному полу, я осматривался, вглядываясь в десятки дверей, идущих одну за другой. И вот, пройдя, наверное, около сотни дверей мы отыскали то, что нам было нужно. Даже через каменные стены мы слышали потоки озера, которые ломились в стены. Здесь находиться было очень страшно, и я с удовольствием вошел в лабораторию. Оказалось, что зря радовался. Лаборатория оказалась похожа на казематы. Десяток котлов стоял у одной стены, и, напротив, у другой стены, еще десять. Посередине стоял огромный стол, идущий вдоль комнаты. Войдя в комнату, мы оказались на каменном помосте, от которого вниз отходили две лестница без перил. У дальней стены стояли три шкафа, в которых находилось много колб и коробочек с сушеными ингредиентами. Я подошел к столу и осмотрел все, что на нем стояло. Разные алхимические приборы были покрыты тонким слоем паутины и пыли. Ими явно уже не пользовались десяток лет. Я от всей души надеялся, что пользоваться ими и не придется, поскольку я и видел-то их первый раз в жизни. Друг сразу бросился к холодильнику и начал осматривать внутренности коробков. Мне же он поручил изучение книг. Может быть, это было и интересно, но, учитывая ограничение во времени, мне практически не хватало времени. Большинство растений я знал, но были и такие, о которых я даже не слышал. Некоторые вспоминались мне по прошедшим внешкольным годам, а вот несколько других я помнил уже по Хогвартсу и одно из них…
- Хм… вербена… интересно, - проговорил я. – Это даже очень интересно. А ведь, по-моему, профессор Травяница говорила, что это очень сильный ингредиент, как раз для любовных зелий. Так может его… Эй, - окликнул я друга, - поищи там коробок с надписью Вербена. Я думаю, там оно должно быть.
- Так, Вереск, Валерьяна, Вербена… вот она, да… - проговорил он и вынул коробок с травкой. Мне оставалось найти подходящий рецепт, и чтобы быстро было и, чтобы в рецепте не присутствовало что-нибудь оригинальное, чего мы бы не могли достать. Пролистав с полсотни страниц, я обнаружил очень интересный рецептик. Он находился в колонке «Особо действенные». Кроме Вербены в него входили: корень мандрагоры, несколько лепестков тюльпана, маленький камень аметиста, несколько капель сока огнецвета (именно несколько капель и не больше), и главный ингредиент (не считая вербены) – слюна саламандры. К счастью, таковая здесь была, правда стоял вопрос – откуда ее вообще взяли, при этом, не превратившись в шашлык. Остальные ингредиенты находились быстро. Камни лежали в дальних ящиках, отдельных от шкафов. Лепестки можно было взять там же, где корень мандрагоры. С соком огнецвета было труднее, он был закрыт, но, благо, «Alohomora» подействовала. Требования к готовке были такими: нужно было поставить котел на огонь и налить ровно половину. Затем, подождать кипения. К сожалению, дальше нужен был алхимический стол. Нужно было мелко растолочь лепестки, превратив их в мягкую труху. Затем их надо было бросить в широкую колбу и залить водой. Поставить колбу на огонь не сильнее 53 градусов, через пять минут добавить в сосуд сок огнецвета. Теперь надо было ждать, когда жидкость станет ярко-пурпурной. Когда это произошло я, по инструкции из книги, разумеется, залпом вылил всю эту интересную водичку прямо в котел. Та тут же окрасилась в тот же самый цвет. Через семь минут и сорок секунд, мне нужно было добавить ровно нарезанный корень от «плачущего ребенка». И через семь минут и сорок одну секунду в котел полетели дольки мандрагоры. Еще через пять минут в котел полетел и аметист, который мы предусмотрительно протерли до блеска. От этих двух ингредиентов зелье стало грязно-бронзового цвета. Далее инструкция говорила одно – ждать. Ждать пока зелье из грязно-бронзового превратиться в ярко-оранжевое, похожее на ананасовый сок.
В зябком помещении мы прождали еще около сорока минут. У меня начинала ныть шея, которую явно продули жесткие ветра подземелий. Хотелось есть, да и воду пить из здешних источников я не решался. И когда мы, наконец, набрали в стеклянную бутылку пол литра этого зелья и вылили остатки в котле, я вздохнул спокойно. Мы отправились обратно в хорошем настроении. Говоря «мы», я имел в виду моего друга, который не шел, а прямо-таки подпрыгивал. Я же скорее ковылял и хорошее настроение у меня могло быть только в ожидании горячей постели.




Оценка: 10
Комментарий преподавателя:
интересно.. а Вы точно на тот урок доклад отослали?)

Дата внесения изменений на сайт: 02.03.20161