Algebra
Хаффлпафф, 2 курс
Доклад к уроку Травоведение

История Травовединия в истории открытий


Гедеон Спилет открыл коробочку,
и попробовал на вкус несколько гранул.
Страшная горечь убедила его
в том, что это – хинин.
–Герберт спасен! – сказал Сайрес Смит друзьям.
«Тайнственный остров», Жюль Верн.

Наиболее распространенной болезнью в мире до 20 века магловской истории считается малярия, или болотная лихорадка, косящая людей миллионами, особенно в теплых и влажных тропических странах. Название её происходит от двух итальянских слов: «mal» - плохой, «aria» – воздух. Наряду с чумой и холерой малярия долгое время считалась неизлечимой болезнью, причем ни один врач не мог похвалиться, что ему удалось вырвать хотя бы одну жертву этого недуга из костлявых рук смерти. По мнению многих магловских историков, именно от малярии умер Александр Македонский, к услугам которого был весь арсенал медицинских средств того времени. Европейцы, открывающие новые страны и колонизируя тропики, массами умирали от малярии. Тщетно врачи испытывали одно средство за другим: ни кровопускания, ни вытяжки из самых сильнодействующих растений не давали положительного эффекта. В народе это заболевание получило еще одно, весьма нелестное для служителей Эскулапа название - "позор врачам".
Никто в Европе не знал и не догадывался, что спасительное средство от малярии давно известно жителям далекой Америки, открытой Колумбом и покоренной испанскими конкистадорами. Секретом лечения владело индейское племя инков. Только им была известна порода дерева, кора которого обладала чудесным свойством избавлять от малярии. Другие индейские племена использовали кору этого дерева совсем для иных целей - для окраски тканей и дубления кож. Тайну выдала одна из служанок жены вице-короля Перу, красавицы Франциски Цинхон (Хинхон) - когда ее госпожа заболела малярией, она горьким отваром какой-то коры избавила ее от страшного недуга. В честь первой вылечившейся европейки дерево назвали «хинхона или «хина». Высокое хинное дерево с розоватой листвой растет на отвесных склонах гор Анд. Магловская высокая и военная политика закрутилась вокруг одного растения.
В 1641 г. граф Цинхон вернулся в Испанию и привез с собой целебную кору. По иронии судьбы здесь, у себя на родине, он умер от малярии, проклиная мадридских врачей, которые не сочли достойными доверия сведения о целебных свойствах индейского средства. Репутацию коры спасли иезуиты, с миссионерской целью наводнившие Южную Америку. Они на месте убеждались в большой эффективности настоев коры и посылали донесения о средстве от малярии вместе с образцами коры в Ватикан. В конце концов, папа Иннокентий Х дал поручение своему врачу испытать действие нового лекарства. Ожидания оправдались. Новое лекарственное средство получило название "иезуитский порошок", но он не вошел в медицинскую практику.
Когда вождь английской буржуазной революции Кромвель заболел малярией, никто из врачей и не вспомнил об иезуитском порошке. Кромвель умер от малярии в 1658 г. То, что не удалось сделать могущественному ордену иезуитов, сделал мало кому известный английский знахарь Тальбор. Он каким-то «секретным средством» вылечил от болотной лихорадки короля Англии Карла II, за что получил звание королевского врача. Это произошло через десять лет после смерти Кромвеля, а некоторое время спустя Тальбор с успехом применил свое средство для лечения французской королевской семьи. За большую цену королю Людовику XIV в 1679 г. удалось купить секрет у Тальбора, но с условием, что он будет разглашен только после смерти англичанина. Велико же было удивление врачей, когда они наконец узнали, что Тальбор пользовался иезуитским порошком. Скрытность ловкого знахаря имела основательную причину - стоило придворным узнать, чем он собирается лечить английского короля, и ему бы не избежать обвинения в покушении на жизнь монарха. В это время в Англии распространились слухи, что каким-то иезуитским порошком агенты папы римского травят англичан - некатоликов. Веры иезуитам не было никакой – тем более, что Европа не видела ни одного растения.
Причина была банальна и проста – правительство Перу под страхом смертной казни запретило вывозить деревца, черенки и семена хинного дерева. Французский ученый Кондамин изучал в Америке каучук, но его попытка вывезти оттуда хину с треском провалилась. Голладнцы, валом умирающие от малярии на острове Ява, уговорили немецкого ботаника Хассекарла поехать в Южную Америку по подложному паспорту на имя Мюллера. Только в 1854 году, с риском для жизни, потеряв одну руку, преследуемый по пятам Хассекарл собрал сеянцы и семена хинного дерева и переправил их на посланный голландцами военный (!) крейсер. Английским «похитителям ценных деревьев» такое так же удалось спустя некоторое время и хинные деревца пустили корни в Индии. Сейчас хинное деревце растет во всех тропических странах, а в северных широтах его выращивают однолетним.
Так, одно растение решало судьбы стран, колоний, воины и мира.

Оценка: 8
Комментарий преподавателя:
И почему все доклады так легко находятся в инете? http://giduv.baikal.ru/Mirrors/medgazeta.rusmedserv.com/1999/16/nau.htm Но обработано интересно..

Дата внесения изменений на сайт: 02.03.20161