Мардук
Слайзерин, 2 курс
Доклад к уроку Травоведение

«Тайны ночи».


Сегодняшнюю работу я хотел бы посвятить этим «ночным загадкам» и весь свой доклад хочу предоставить в форме рассказа. Начинаю:

Однажды случилось так, что перед тем, как уйти в свою ночную обитель на долгий дневной отдых, Сын Луны бросил последний взгляд на землю и узрел, как среди цветов пробуждается удивительной красоты девушка и вместе с цветами поет рассветную песню. Что-то дрогнуло в холодном сердце Сына Луны, но горячие лучи Солнца уже жгли его глаза, и поспешил он в свои чертоги.
После этого случая долго сидел он в залах Ночи и размышлял, пытаясь понять - что же с ним случилось, ибо не знал Сын Луны, что такое чувствовать. Долго сидел он, долго вслушивался в зов, звучавший в его сердце и тянущий его к той девушке. Долго сидел он и думал, но не глуп он был, и понял, наконец, что посетила его сердце прекрасное чувство – ЛЮБОВЬ.
И тогда перед самым рассветом спустился он к деве той и сказал ей:
«- Неведомо мне твое имя, но глаза твои прекраснее звезд, с которыми я играл в залах Луны, матери моей; волосы твои темнее самой Ночи; а душа - чище света Луны, которым поила она меня пока я был мал. Я люблю тебя и прошу стать женой моей.
- Дочь Цветов имя мне, - ответила ему девушка, - и люб ты мне. Но не быть тебе моим мужем... Будь моим братом».
Тогда сильно опечалился Сын Луны, но все-таки побоялся он совсем потерять Дочь Цветов, и согласился стать ей как брат, хоть и сжималось в горькой боли сердце его, когда она его так называла, и разгорался в нем жаркий огонь страсти при виде ее. Но холодны были руки Сына Луны, холодна голова, холодно и сердце его. И медленно губил его огонь страсти, не имевший выхода, не охлажденный руками Дочери Цветов.
Тогда, не выдержал, раз Сын Луны и сказал:
«- Любимая моя. Не могу я жить без тебя, ибо огонь, горящий во мне, разрушает меня. С каждым днем все меньше и меньше сил у меня, и уже почти ничего не могу я сделать. Не желаю я закончить свой век в бессилии, а оно не за горами. Я уйду. Уйду навсегда. Уйду сам, пока еще что-то могу. Прощай».

И подумала Дочь Цветов:
"Думает он лишь о себе, и готов загубить самое прекрасное, что есть на свете - жизнь. И не хочет он тратить свои силы на других, а лишь на себя - и на свой уход. Не люб он мне больше, но не должно ему так уходить".
И долго говорила она с ним, и долго боялась, что все же убьет он свою жизнь. А когда уговорила-таки, слегла больная от усталости и обиды.
Вот и вернулся Сын Луны в чертоги матери своей живой телом и мертвый душою, ибо болела та, которую он любил, и чувствовал он свою вину в том. И спросил он мать свою Луну:
«-В чем вина моя, о мать Луна, и что делать мне?
- Вина твоя в том, - ответила ему Луна, - что не сумел ты объяснить возлюбленной своей, почему смерть твоя близка, и почему хочешь ты приблизить ее. Вина твоя в том, что не понял ты, что ЖИЗНЬ ценит твоя возлюбленная превыше всего. Вина твоя в том, что не научился ты у нее отдавать себя без остатка тем, кого ты любишь. Иди же и учись!»

Тогда вернулся на землю наш уже хорошо известный Сын Луны, и увидел, что твари лиходейские, пользуясь болезнью Дочери Цветов, собрались в огромные орды, что топчут они цветы и рвутся к ложу ее, с каждым убитым цветком теряющей свои силы. Увидел он, как засухи убивают силы его возлюбленной. Увидел, что когда доберутся твари лиходейские до нее - не жить ей более.

И стиснул зубы Сын Луны, и призвал холод могилы, что была в голове его остудить нестерпимый жар страсти, и отправился на бой с тварями лиходейскими. Долго бился он, но каждый раз ужасные орды, встретив его отпор, лишь откатывались назад - снова копить силы. А Сын Луны в то время приходил к ложу Дочери Цветов и укрывал ее темным покрывалом Ночи, ибо было ей холодно, и уже не могла она согреть себя. И стыдился Сын Луны своей радости тому, что спит она и не гонит его в память о той обиде и позволяет ему заботиться о ней. Но таял с каждой ночью Сын Луны, ибо даже холод могилы, царивший уже безраздельно в голове его, не мог унять губительного пламени. И страшился он того часа, когда не хватит ему силы поднять руку на врага, укрыть покрывалом ту, которую он любит. Когда диким криком, немыслимым напором чувства вырвется из него пламя страсти и опалит последние цветы - и лишит его возлюбленную последних сил.

И давно уже не страшился Сын Луны жгучих лучей Солнца, ибо не думал он уже о себе, но все равно уходил днем в чертоги ночи, ибо днем просыпалась Дочь Цветов. А он боялся досаждать ей видом своим, самим собою...
Но как-то раз, когда дрался Сын Луны где-то вдали с лиходейскими тварями, приняла пред рассветом Луна обличье огромной Совы и спустилась к ложу просыпавшейся Дочери Цветов. И сказала Сова:
«- Слушай меня, Дочь Цветов! Не прав был мой сын, пытаясь убить себя. Но и ты не права, ибо хотел он этого не ради себя, а ради того, чтобы не быть обузой тем, кого любит он и тем, кто любит его. Глуп был мой сын, не сумев объяснить тебе, что за огонь точит его, и что горячий огонь - несет лишь смерть моему роду. Но и ты не умна, не слушая сердца своего, которое все же любит его, которое знает, что лишь твои руки способны охладить это пламя и превратить его в Свет. И смотри же - ты слабеешь, и не можешь справиться с бедой своею, ибо в беде помочь может лишь тот, КТО любит, а не тот, КОГО любишь, коли разные это люди. Прислушайся к своему сердцу и не бойся принять помощь у тех, кто готов ее тебе дать. Не проси о ней, коли, не позволяет это тебе твоя гордость, но и не бойся дать увидеть - где у тебя беда... Слушай сердце свое - не умер в нем росток любви к сыну моему, так пойди же и исцели его. А он исцелит тебя, ибо ничего для тебя не пожалеет».

И подумала Сова про себя:
"Гордиться следует тем, что огонь страсти именно к тебе сжигает моего сына, и что именно из-за тебя готов он проститься с жизнью".
Ибо была она мать. Но не стала она говорить этих слов, ибо была мудра.
Таким образом, соглашаясь, кивали словам Совы пробуждающиеся цветы. Прислушалась к сердцу своему Дочь Цветов - и поняла мудрость слов Совы. Увидела, что боялась она, что Сын Луны будет просить все больше и больше, что боялась она повторения тех слов, которые стали причиной болезни ее, что боялась она начинать все сначала.

Тогда пошла Дочь Цветов к Сыну Луны и сказала ему:
«- Вот, пришла я, ибо люб ты мне, и готова я стать твоей женою».

И обнял ее Сын Луны, и объятия ее охладили пламень, горевший в груди его, и превратили его в свет. И взмахнул он рукой, и тысячи стрел холодного света вонзились в орды лиходейских тварей и погнали их обратно в их мрачные логовища. И засмеялся он, и удивленные цветы подняли свои поникшие головки. И, заплакав от счастья, сказал он:
«- Любимая моя, жена моя, как долго я тебя ждал!»
И слезы его напоили иссушенные земли, и распустились цветы на них, и вернулись силы к Дочери Цветов, и исцелилась она. И ушли они вдвоем - здоровые, сильные, смеющиеся и плачущие от счастья.
Такая вот легенда. Но, безусловно, у многих возникнет вопрос, а причем тут «дети ночи»? Я отвечаю – притом, что именно эти «дети ночи» - «цветы ночи» и есть дети Дочери Цветов и Сына Луны.
Вот такая красивая легенда, а на картинке можно как раз увидеть те самые, «жившие» очень давно, цветы ночи, хотя и сегодня их можно кое-где встретить. А я прощаюсь с вами до следующего урока.





рис. 1.



Оценка: 0
Комментарий преподавателя:
http://dron.mk.ru/%7Elas/las/TXT/NIGHFLO.html И где тут хоть что то Ваше?

Дата внесения изменений на сайт: 02.03.20161