IceQ
Рейвенкло, 4 курс
Доклад к уроку Травоведение

Полынь


Зеленокудрый, стройный, юный
На склоне дней, зимой студеной
Среди снегов стоит угрюмый,
Весь почернелый, обнаженный.
Его склоняет гнет раздумий
Под сенью тайною созвездий.
Он бережет нас от колдуний,
Он исцеляет от болезней.
А. Бузни

Полынь. Слово - вздох, слово - стон. Слово горькое, как кандальный звон, и печальное, как горечь полона. Курится по сопкам полымя полыни, и воздух полон ее горечью. Полынь - символ горечи: "горький, как полынь", "полынь - горькая трава" стали штампами. Черные засохшие стебли полыни обыкновенной остаются на всю зиму, резко выделяясь на фоне заснеженных полей, что и послужило основанием для русского названия - чернобыльник.
Она встречается на сухих открытых пространствах, пустырях, откосах дорог и других неудобьях. Представители рода полынь (Artemisia) из сем. Астровых (Asteraceae), распространены в умеренной зоне Северного полушария, особенно в его азиатской части. Полынь горькая - травянистое растение с серебристо-сероватыми листьями и мелкими поникающими цветочными корзинками, собранными в пирамидальную метелку.
Растет вблизи жилья, по пустырям и огородам вместе с чернобыльником. Тархун (экстрагон) - единственная негорькая полынь.
В полынь как лечебное растение известна еще с античных времен. О ее полезных свойствах знали древние греки, арабы и китайцы. Описания целебных свойств полыни встречаются в древнейших памятниках письменности. Ее описание найдено на египетском папирусе 1550 г. до н.э. В Древней Греции была наиболее почитаема. По легенде, на нее первой обратила внимание богиня растительности и плодородия Диана. Латинское название полыни - артемизия - трава здоровья было дано в честь Артемиды - богини охоты, Луны, плодородия, деторождения и врачевания. По преданию, Артемида была покровительницей рожениц, и она будто бы впервые применила полынь в качестве родовспомогательного средства. Об этом свойстве полыни знали не только в Древней Греции, но и в Египте, Китае. Жрецы Изиды, богини плодородия и материнства, носили на голове венки из полыни.
Русское название "полынь" произошло от славянского "полети" - гореть, опять-таки из-за очень горького вкуса, от которого во рту горит.
Полынь считалась важным лекарственным растением. Плиний Старший утверждал, что пешеход, имеющий при себе листья полыни, может отправляться в любое самое далекое путешествие и не почувствует усталости. Кроме того, Плиний говорит, что тот, кто носит ее на себе, неуязвим для ядовитых веществ, диких зверей и последствий солнечного удара. В средневековой поэме «О свойствах трав» полынь называется матерью многочисленных трав и утверждается, что "отведавший это растение может совсем не страшиться любого зловредного зелья, и ни один из зверей не дерзнет его тронуть". Авиценна рекомендовал полынь в качестве мочегонного и желчегонного средства, считал её средством желудочным и регулирующим менструацию. Полынь горькую ещё в IX веке разводили в монастырских садах Западной Европы: её листья использовали для приготовления горькой настойки - абсента, особенно популярной во Франции.
На Руси твердо верили, что дым полыни убивает самую различную заразу. Поэтому во время эпидемий дымом полыни окуривали жилые помещения. Если после трудового дня болела поясница, в костер бросали букетик полыни. Средневековые путешественники считали, что если носить при себе полынь, то никогда не устанешь в пути, а если уже устал, то полезно выпить полынного сока из наполненной им яичной скорлупы или приложить к ногам мазь из полыни, размятой в свином смальце. Это верование было живо еще в семнадцатом веке - полагали, что "если путник возьмет полынь и положит себе в башмаки утром, он до полудня сможет пройти пятьдесят миль и не устать".
У многих народов полынь горькая была оберегом от козней нечистой силы.
Полынь защищала от колдовства и от молнии и применялась в снадобьях против туберкулеза, лихорадки и слабеющего зрения. Существовало поверье, что если в ночь накануне Иванова дня раскопать землю у корня полыни, то найдешь уголек, который, если его носить с собой, защитит "от чумы, нарывов, молнии, квартаны (четырехдневной малярии) и ожогов". Другие авторы семнадцатого века утверждают, что этот чудодейственный уголек можно найти только в канун Иванова дня, согласно одним - в полдень, другим - в полночь. "Уголек", найденный в корнях полыни, кроме вышеназванных болезней излечивает или предотвращает еще и эпилепсию. Аналогичные легенды рассказывают о магических угольках, находимых в тот же день под корнями подорожника. "Кроме церковного ладана (незаменимое средство против всякой нечистой) отыскалось еще снадобье равносильное священной вербе и свечкам страстной недели - полынь трава окаянная". Собирали после троицына дня до первых петухов. Рвали только левой рукой.
В начале лета на Руси праздновался девичий праздник Семик. В этот день молодежь "гоняла русалок" и девушки весь день носили полынь под мышками для предохранения от ведьм и русалок. В Белоруссии считалось, что пучок полыни, подвешенный над дверями дома, охранял его обитателей от колдовства. А в России для этих же целей под Рождество или новый год полынью окуривали дома и конюшни. Для этого полынь срывали на Успение, 28 августа, освящали в церкви и хранили до тех пор, пока понадобится.
Накануне праздника Ивана Купала из полыни плели венки на голову, а также опоясывались им, чтобы уберечь себя на целый год от нечистой силы, колдовства и болезней. Рассказывали, что иногда даже достаточно было произнести название этого растения, чтобы прекратилось действие колдовства.
Будто бы произошла такая история. Ехал дорогой один барин. С ним был кучер. Увидел барин на дороге змею, взял ее и велел кучеру сварить. Когда вода закипела в первый раз, барин вылил ее на землю, и трава на том месте тотчас сгорела. Когда закипела в другой раз, опять он вылил ее на землю, и в этот раз трава только пожелтела. В третьей воде сварил барин змею и поставил ее остывать, приказав кучеру не трогать. Только очень уж кучера любопытство разобрало. "Дай, - думает, - попробую". Только хлебнул три ложки, начались чудеса кругом. Все травы и деревья заговорили. Травы тоненькими голосами, а деревья басом и каждое про свое. И так это показалось потешным кучеру, что он засмеялся. Барин тотчас заподозрил неладное и спрашивает у кучера, ел ли он суп. Кучер, конечно, отказывается, но барин ему не поверил. Едут они, а он и спрашивает кучера: "А не знаешь ли, как зовут эту траву?" - "Чернобыльник, сударь". И только он произнес "чернобыльник", все как рукой сняло: опять в лесу тихо и ни деревья, ни травы не говорят.
Полынь в традиционной славянской культуре, несомненно, была очень популярна, хотя ее использование было ограничено из-за горького, неприятного запаха и вкуса. Так, на Украине при отлучении ребенка грудь мазали полынью, так как считалось, что у ребенка, повторно взявшего грудь, "усе життя будуть недобрi очi". В Польше былицей (Аrtemisia vulgaris) натирали руки, чтобы пчелы не кусали, а собранной в июле и высушенной полынью перекладывали снопы хлеба против мышей. С ее помощью боролись с домашними насекомыми: "На блохи: Полин з кменом уваривши, з жолчу якого колвек змешать и тим хату часто кропить".
Но большинство суеверий, связанных с полынью, касались ухода за глазами. Если посмотреть на пламя костра, зажженного в честь летнего солнцестояния, сквозь пучок полыни, это обеспечивало хорошее зрение в течение года. Аналогичное поверье бытовало и в других странах. В Германии и Богемии молодые люди надевали шапочки из полыни, сквозь которые глядели на пламя костров Иванова дня, чтобы сохранить свои глаза в порядке до конца года. В Пруссии, Баварии и других германских землях полынь использовалась в тех же целях, что рябина в Шотландии - то есть, для защиты от ведьм. Прусские фермеры складывали стожки из этой травы на въездах и вокруг лугов, где паслись коровы, чтобы защитить животных и их молоко от ведьм. В Японии жители ограбленного дома, обнаружив следы грабителя, жгут на них полынь, чтобы уязвить его ноги и не дать ему убежать от полиции.
Врачи древности приписывали растению чудодейственную силу, называя "матерью многочисленных трав". Издревле полынь использовалась при лечении малярии. Методы лечения подробно описаны многими древними учеными-медиками. Гиппократ в III веке до н.э. и Ибн Сина (Авицена) в Х веке н.э. четко разделяют трех- и четырехдневную малярию. Первые точные письменные указания на малярию в славянской литературе приведена в в ХII в. в "Слове Даниила Заточника" и в русских летописях XIV в. Сведения о малярии приводятся в книге "Благопрохладный Ветроград" в 1616 г.. как "о вседневной студеной болести ... называемой тож тридневной, тож четвертодневной ...". Согласно словарю, изданному в 1792 г. Российской Академией "перемежающиеся лихорадки" делятся на ежедневные, трехдневные и четырехдневные. Из народных источников медики узнали о полыни, как эффективном средстве лечения лихорадок. Большой популярностью лекарства из этого растения пользовались у народных врачевателей в Древней Руси.
Наиболее ярко чудесные свойства полыни обрисованы в даосской китайской мифологии, согласно которой вариантом даосского рая является остров бессмертных - Пенлай. На этом острове те, кто откушают чудесных растений с дивным ароматом, становятся бессмертными. Интересно, что Пенлай - это реальная местность на полуострове Шаньдун в Китае, где проживала народность "лай", а "пен" в переводе означает полынь - артемизия. В последние годы из полыни действительно было выделено действующее начало эффективного противомалярийного препарата - артемизинин и синтезированы его производные артиэтер, артиметр и артисунат, существенно увеличившие эффективность лечения лекарственно устойчивых форм смертельной тропической малярии.
Попытки предупреждения заражения малярией у славян можно отожествить с культом "ночниц" - демонов Ночи, проникающих в дом через открытые окна и двери, нападающих преимущественно на детей и вызывающих у них лихорадку. Из страха перед "ночницами" матери старались не выходить из дома и не выносить детей после захода солнца, то есть в период массового нападения малярийных комаров. Для избавления от "ночниц" детей купали в настоях трав или окуривали дымом этих растений.
В народной медицине чернобыльник применялся при нервных болезнях как успокаивающее средство, корни - при эпилепсии, листья - как болеутоляющее и регулирующее функциональную деятельность желудочно-кишечного тракта. В народной медицине полынь применяют как желчегонное, желудочное, мочегонное, болеутоляющее, успокаивающее и глистогонное средство. Вместе с чабрецом в соотношении 1: 4 ее используют для лечения алкоголизма (по одной столовой ложке 3 раза в день в течение 2-3 месяцев). Употребляют ее и при ожирении. Исключительно эффективным по целебным свойствам считают сироп из полыни. Для приготовления сиропа 100г травы замачивают в воде на сутки, затем варят, процеживают и добавляют 400 г сахара. Варят до загустения. Принимать по 1 ст. ложке 3 раза в день. Сироп "помогает при болезнях печени и желтухе, уплотнении селезенки, а также при коликах и всякой болезни мочевых путей, выводит камни с мочой". Отвар корней полыни горькой в народной медицине применяется при опухолях желудка, прямой кишки и матки.
Эфирное масло полыни Царица Клеопатра выделила среди других масел и использовала для получения туалетной воды.
Полынь горькая Artemisia absinthium L. может носить названия горькуха или горькуша, горечь. Различные засушенные части определенных видов полыни клали на кожу и сжигали, что оставляло шрам и в дальнейшем имело - подобно калению железом - охранное значение против различных недугов. Весьма вероятно, что полынь, пелын названа по характерному для растения цвету. Несмотря на почти полную практическую непригодность, в одном из травников полынь названа "маткой всем травам". Буковинские травницы почитали ее "травиной над травинами". Очевидно, такой высокий статус обусловлен теми магическими свойствами, которыми наделялось растение.
Полынь, как почти любое растение, использовалось в различных целях, довольно многочисленных и разнообразных. Однако отчетливо выделяется ее роль как наиболее эффективного средства против русалок и схожих с ними мифологических персонажей славянского фольклора. Соответственно, применение ее становилось особенно активным в период их появления - на Троицкой неделе. Полынь, "трава окаянная, бесколенная", при борьбе с русалками считалась "снадобьем, равносильным священной вербе и свечам Страстной недели", а также ладану. В России на Зеленые святки полынь клали под стрехи домов. На Украине также клали на окна и пороги полынь - "от русалок, выходящих в эту ночь из своих вод на сушу", а если "на зелене свята" приходилось ночевать на открытом воздухе - клали ее под голову. В Гадячском уезде Полтавской губернии "на зелени святкы, накануне Троицы", разбрасывали по избе полынь и другие травы (аир, любисток, зорю) для защиты от русалок (лоскотавок). В Старобельском уезде Харьковской губернии в четверг после Троицы "в леса, сады и огороды" старались не ходить; в случае же необходимости брали с собой ту полынь, которую на Троицу разбрасывали "по хате и под столом". На Украине начиная с клечальной субботы (перед Духовым днем) опасались купаться или ходить в одиночку в лес или в поле. От нападения русалок носили с собой полынь; ее же бросали в воду, если все же случалось купаться. В Переяславском уезде Полтавской губернии девушки опасались купаться на Зеленые святки, не взяв с собой полыни, так как были уверены, что их "непремiнно залоскочуть русалкы". Защищаясь от мавок, украинские девушки носили полынь за пазухой; в Саратовской губернии в четверг после Троицы ее вплетали в косы, полагая, что тогда русалка не станет их щекотать. В Полтавской губернии в течение Зеленой недели носили при себе полынь и любисток - "к предохранению себя от нападения русалок". У украинцев к празднику сошествия Святого Духа готовили "водку, настоянную на зеленом полыне", полагая, что она оберегает человека от "висиля" нечистой силы; в противном случае черт унесет и защекочет человека. Дети же носили полынь за поясом или "на груди, привязав ее к застежке сорочки". Среди местных жителей сохранился рассказ о женщине, унесенной вихрем, так как "она не носила при себе полына". Полынь в течение всей Русальной недели носили при себе не только восточные славяне, но и жители Балкан. Болгары приписывали ей способность отгонять самодив и демонов болезней. Перед Русальной неделей полынь носили при себе. Женщины могли стирать белье, лишь если предварительно бросали в воду стебель полыни. В Болгарии полынь считали действенным средством от нападения не только русалок, но и караконджулов, самодив, а также защитой от болезней. В Сербии также полагали, что полынь защищает от русалок. Интересно, что вовсе не обязательно было носить с собой само растение; считалось, что даже одного названия полыни достаточно, чтобы русалки разбежались. Во многих контекстах полынь встречается не одна, а вместе с каким-либо растением, либо синонимичным ей по отгонной функции (зоря, любисток Levisticum officinalis L.), либо, напротив, привлекающим русалок (мята, петрушка). В Купянском уезде Харьковской губернии рассказывали, что русалки "нападают в лесах и полях на неопытных девушек и парней, не имеющих при себе любистка и полыни". Оберегом в этом случае могла служить как сама полынь, так и ее название, произнесенное вслух. Аналогом полыни служил любисток, а антиподом, способным спровоцировать агрессивность русалок - петрушка. Часто исследователи упоминают полынь и любисток вместе, как равные по силе средства. В Гадячском уезде Полтавской губернии на вопрос русалки "що в тебе в руках?" полагалось отвечать "полынь", - тогда она скажет: "цур тоби, пек тоби! згынь!" и исчезнет; упоминание же мяты или петрушки грозило тем, что русалка могла залоскотать.
Оценка: 10
Комментарий преподавателя:
Превосходно!!!

Дата внесения изменений на сайт: 02.03.20161