Грэмус
Гриффиндор, 3 курс
Доклад к уроку Травоведение

Происхождение цветов


Здравствуйте, профессор!

У различных народов существует много версий происхождения того или иного явления. В том числе и то, откуда взялись цветы. В этот докладе я собрал юношей и девушек, которые по разным причинам продолжили свою жизнь в виде цветов. Не обошлось в этих метаморфозах и без богов. Причём символично, что наибольший вклад в этот «гербарий» внесли Афродита и Апполон.

Ранней весной, кок только в лесу стает снег, начинает цвести дафна из семейства волчниковые. На тонких голых стеблях еще нет листьев, но уже раскрываются небольшие розовые цветки похожие на цветки сирени. Второй раз дафна становится заметной в конце лета, когда созревают блестящие красные плоды размером с вишневую косточку. Они очень ядовиты для человека, впрочем, ядовито все растение: листья, стебли и корни. Из-за сильной ядовитости этого кустарника у него есть несколько довольно несимпатичных народных названий; волчье лыко, волчник, волчеягодник смертельный.
АПОЛЛОН, сын Зевса, бог света, прорицания и искусства, как-то увидел нимфу Дафну и в то же мгновение влюбился в нее. Тщетно Дафна, которой бог внушил лишь страх, пыталась бежать от Аполлона: тот легко настиг ее. В отчаянии прекрасная нимфа стала молить о помощи, и всемогущие боги превратили ее в прекрасное дерево — лавр.
В память о Дафне Аполлон сплел венок из ветвей лавра и с тех пор никогда его не снимал. Лавровыми венками стали увенчивать и служителей Аполлона — поэтов, музыкантов.
А вот по какой причине имя греческой нимфы Дафны, превращенной некогда в лавр, стало синонимом нашего волчьего лыка, можно только догадываться. То ли из-за сходства побегов волчеягодника с лавровыми ветвями, то ли из-за ядовитости кустарника, подобно Дафне, восклицающего: «Не тронь меня!»
Превращение Дафны, бегущей от Аполлона, в лавровое дерево, описал римский поэт Овидий в своей поэме «Метаморфозы»:
...цепенеют тягостно члены,
Нежная девичья грудь корой окружается тонкой,
Волосы — в зелень листвы превращаются, руки же — в ветви;
Резвая раньше нога становится медленным корнем,
Скрыто листвою лицо — красота лишь одна остается.
Фебу мила и такой, он, к стволу прикасаясь рукою,
Чувствует: все еще грудь под свежей корою трепещет,
Ветви, как тело, обняв, целует он дерево нежно,
Но поцелуев его избегает и дерево даже...

В горах Туркмении, в Копетдагском заповеднике, на высоте 1000—2000 м над уровнем моря, в марте-апреле можно встретить нежные светло-синие цветки гиацинта закаспийского. Этому виду далеко до своего родственника — гиацинта восточного, распространенного в диком состоянии в Иране, Малой Азии, Сирии, Месопотамии. Именно он стал родоначальником многочисленных культурных сортов, которые выращивают во всех странах мира.
Вероятно, это растение вошло в культуру в XV—XVI вв., и произошло это в Греции и Турции: существуют свидетельства, что в султанских гаремах Константинополя были чудесные гиацинтовые сады. Любопытна легенда о том, как цветок распространился в Европе. Некогда у берегов Голландии затонуло генуэзское торговое судно. Местные жители собирали на берегу различные предметы, принесенные волнами с корабля. Там были найдены и луковицы неведомых растений. Голландцы были к этому времени уже известными цветоводами. Они освоили и новый вид садового растения, который подарило им море. Этот замечательный цветок, луковицы которого перевозили итальянские купцы, оказался гиацинтом.
ГИАЦИНТОМ звали прекрасного юношу, любимца лучезарного бога Аполлона. Дни за днями проводили вместе Аполлон и Гиацинт. Бог забыл и о своих чудесных стрелах, и о своей волшебной лире. Однажды друзья решили состязаться в метании диска. Но соревнование неожиданно обернулось трагедией. То ли пущенный Аполлоном диск вдруг отклонился в сторону и попал Гиацинту прямо в голову. А может, диск уже падал на землю, когда Гиацинт поспешил подобрать его. В этот миг диск, едва коснувшись земли, отскочил прямо в лицо юноши. Как бы то ни было, удар оказался смертельным. В отчаянии, склонившись над телом умирающего, Аполлон поклялся, что имя юноши всегда будет на его устах, а сам Гиацинт превратится в прекрасный цветок.
Рисунок на лепестках цветка гиацинта и в самом деле напоминает греческие буквы, складывающиеся в восклицание «Ай, ай!» — то ли предсмертные стоны юноши, то ли возгласы отчаяния бога Аполлона.
историю Гиацинта рассказал в своей поэме «Метаморфозы» римский поэт Овидий. Вот как он описал появление прекрасного цветка на месте гибели юноши:
Кровь между тем, что, разлившись вокруг, мураву запятнала,
Кровью уже не блистала: блистательней червенитирской вырос цветок.
У него — вид лилии, если бы только
Не был багрян у него лепесток, а у лилий — серебрян.
Мало того Аполлону; он сам, в изъявленье почета,
Стоны свои на цветке начертал: начертано «Ай, ай!»
На лепестках у него, и явственны скорбные буквы.
Спарте позора в том нет, что она родила Гиацинта;
Чтут и доныне его; что ни год, по обычаю предков,
Славят торжественно там Гиацинтии — праздник весенний.
Действительно, в Древней Греции отмечались Гиакинфии — праздник растительного божества Гиацинта (Гиакинфа).

На хорошо прогреваемых склонах, с которых раньше всего сходит снег, в конце апреля — начале мая (а на самом юге даже в феврале) распускаются цветы горицвета, или адониса. У этого растения крупные, диаметром 4—5, иногда до 8 см, цветки желтого, «горящего» цвета — им горицвет обязан своим русским названием. Адонис живет долго — до 100 лет. За это время у него под землей развивается мощное горизонтальное корневище.
На Руси горицвет весенний еще с XIX в. применялся в качестве лекарственного средства.
Афродита жестоко наказала девушку Мирру, не оказывавшую ей должных почестей. Она внушила несчастной преступную страсть к родному отцу — кипрскому царю Киниру. Мирра соблазнила отца, не подозревавшего, что его возлюбленной стала родная дочь. Когда царь узнал правду, он проклял Мирру и даже порывался убить свою нечестивую дочь. В последний момент боги сжалились над Миррой, превратив ее в вечнозеленое дерево мирт. А спустя некоторое время дерево вдруг треснуло, и из дупла выпал младенец. Его красота пленила Афродиту. Киприда (так иногда называли богиню любви, поскольку местом ее рождения считался остров Кипр) решила спасти сына кипрской царевны и, поместив мальчика в драгоценный ларец искусной работы, передала его на воспитание царице подземного царства Персефоне. Однако и та полюбила ребенка, как собственное чадо, и, когда Адонис возмужал и пришло ему время покинуть свою воспитательницу, отказалась отпускать Адониса от себя. Спор богинь пришлось решать Зевсу, а он, не желая обидеть ни одну из могущественных богинь, рассудил так: по воле верховного олимпийца каждая из богинь могла проводить с Адонисом по одной трети года, а оставшуюся треть юноша жил по своему усмотрению. Мудрое решение отнюдь не удовлетворило любвеобильную Афродиту. Всеми правдами и неправдами богиня сначала принудила юношу уступить ей его собственную треть года, а затем и вовсе оставила его у себя. Так Адонис стал постоянным спутником и возлюбленным богини любви и красоты.
Миф об Афродите (Венере) и Адонисе стол излюбленным сюжетом мирового искусства. К нему не раз обращались художники, композиторы и поэты.
Афродита лишь полюбив Адониса, впервые познала сильную страсть. Она забыла обо всем, оставила сонм олимпийских богов, чтобы только всегда быть рядом с любимым. Неженка Афродита теперь сопровождала Адониса на охоту, не боясь ни солнца, ни ветра, ни колючих лесных зарослей... Боги пыталась стыдить богиню за любовь к Адонису. Негодовала ее соперница — царица подземного мира Персефона. Даже дева-охотница Артемида стала завидовать Афродите. Говорили, что именно Артемида, разгневанная тем, что прекрасный охотник предпочел
ей Афродиту, и погубила Адониса. Как бы то ни было, однажды Адонис со сворой верных псов отправился в лес, и эта охота оказалась для него роковой. Посланный Артемидой дикий кабан своими клыками нанес юноше смертельную рану, и Адонис скончался на руках у Афродиты. Окропив кровь возлюбленного божественным нектаром, Афродита вырастила из нее прекрасный цветок — адонис.

К роду Мята относится свыше 20 видов многолетних трав, распространенных в умеренном поясе Северного полушария, а также в Северной Африке и Австралии.
Греки верили, что в душистое растение мяту превратилась нимфа Мента, а произошло это вот как. Аид, владыка царства мертвых, решил взять в супруги дочь Зевса Персефону. Зевс дал согласие на этот брак, но при одном условии: жених должен был похитить девушку. И однажды, когда юная Персефона гуляла по цветущему лугу, перед ней вдруг разверзлась земля, и на свет явилась колесница, запряженная черными конями. Правил колесницей мрачный бог Аид. Он подхватил охваченную ужасом девушку и вновь скрылся под землей. В это мгновение и увидела подземного бога прекрасная Мента. Нимфа влюбилась в подземного бога, и тот вскоре ответил ей взаимностью. Но быстро вспыхнувшей любви был уготован столь же быстрый конец. Вслед за супругом на землю явилась ревнивая богиня Персефона и обратила счастливую соперницу в душистую траву — мяту.

В Закарпатье, в районе села Киреш, весной бывает множество туристов. Многочисленных любителей природы привлекает уникальная долина, расположенная между невысоких лесистых холмов, — так называемая Долина нарциссов. Во второй половине мая этот большой луг, полностью занятый нарциссами, можно обнаружить по запаху.
Нарциссы появились в этой долине еще в ледниковый период.
Персидский царь Кир считал этот цветок «созданием красоты, бессмертною усладою». Нарциссами восхищались У. Шекспир, П. Шелли, Э. По, И. С. Тургенев.
Нарцисом звали прекрасного греческого юношу, всем внушавшего любовь, но никого не любившего. Желая узнать судьбу своего милого чада, мать Нарцисса Лириопа обратилась к слепому предсказателю Тиресию. Тот поведал, что сын ее может прожить очень долго и счастливо — если никогда не увидит своего лица. Среди девушек, пленившихся красотой Нарцисса, оказалось и нимфа Эхо. Она была лишена собственного голоса и могла лишь повторять чужие слова. Как тень, бродила Эхо по лесам за Нарциссом. А когда красавец отверг ее любовь, от горя она стала таять, и скоро от несчастной Эхо остался лишь голос, повторявший чужие слова...
Богиня любви Афродита решила наказать Нарцисса за чрезмерную гордость. Как-то раз, нагнувшись к ручью, чтобы утолить жажду, юноша увидел свое отражение в воде. Увидел — и влюбился в самого себя. На берегу ручья несчастный и окончил жизнь: до полного изнеможения, до самой смерти любовался он отражением, не в силах оторвать от него взгляда. Так и умер от любви к себе. Впрочем, говорили, что Нарцисс убил себя кинжалом, не желая расставаться с собственным отражением. Капли его крови упали на землю и породили нежные белые цветы с красной каймой.
Влюбленность человека в самого себя получила название нарциссизма — в память о первой жертве этой «болезни».

Растения семейства Пионовые насчитывают около 40 видов. Пион уклоняющийся (марьин корень) растет на северо-востоке России, на юге Сибири, в горах Казахстана и Средней Азии.
Геракл однажды вступил в схватку с самим Аидом и пронзил его своей стрелой. Пришлось Аиду подняться на Олимп, где его исцелил врачеватель богов — Пеон. Во всяком случае, так эту историю рассказывал Гомер. Пеон у него живет на Олимпе и по велению Зевса лечит раны бессмертных. Прошли века, и о Пеоне стали рассказывать совсем другие истории...
По мнению греков, бог врачевания Асклепий так завидовал своему ученику Пеону, что способен был убить его.
Говорили, что Пеон был не богом, а человеком — учеником великого врачевателя Асклепия, сына бога Аполлона. Что сама богиня Лето — мать Аполлона и Артемиды — дала ему какой-то чудесный корень, с помощью которого он якобы мог излечить любые, даже самые тяжелые болезни. Будто бы корень этот она нашла на Олимпе, а почему отдала не своему внуку Асклепию, а Пеону — кто ж знает? И Аида, и Ареса Пеон излечил от ран, множеству людей помог, и тогда его учитель Асклепий начал завидовать ему великой завистью. До того возненавидел, что поднес ученику чашу с ядом. Но Аид не принял Пеона, когда-то излечившего его рану, в царство мертвых — в благодарность за исцеление владыка подземного мира превратил врачевателя в прекрасный цветок.

Родина сирени — Южная Европа: она распространена от Албании и Греции до западных Карпат, кроме того, она встречается и в Малой Азии. В культуру она была введена в качестве растения, украшающего сады аристократов.
В холодных горах греческой области Аркадии жила нимфа Сиринга. Она была спутницей богини-охотницы Артемиды. Однажды Сирингу увидел козлоногий бог Пан. Он тут же воспылал любовью к нимфе. Спасаясь от Пана, она побежала к реке, что текла у подножия горы. Там, где речные берега поросли тростником, Пан догнал Сирингу. Дева в отчаянии стала молить о спасении наяд, и в тот же миг превратилась в тростинку. Пан срезал несколько тростинок и, соединив их воском, сделал себе флейту-сирингу.
Пану казалось уже, что держит в обьятьях Сирингу,
Но не девический стан, а болотный тростник обнимал он;
Как он вздыхает и как, по тростинкам задвигавшись, ветер
Тоненький звук издает, похожий на жалобный голос;
Как он, новым пленен искусством и сладостью звука,
«В этом согласье, — сказал, — навсегда мы останемся вместе?»
Так повелось с той поры, что тростинки неровные, воском
Слеплены между собой, сохраняют той девушки имя.


Спасибо за внимание!
С уважением, Грэмус.

Оценка: 10
Комментарий преподавателя:


Дата внесения изменений на сайт: 02.03.20161