Глинис Пейн
Слайзерин, 4 курс
Доклад к уроку Травоведение

Сад зла


Здравствуйте, уважаемый профессор Травяница.
Просьба оценить сочинение студентки

Глинис Пейн
Слайзерин
4 курс


В очередной раз, стукнувшись головой, я поняла, что все-таки не сплю…
Меня тащили, притом довольно бесцеремонно и наплевательски, так как моя свесившаяся голова то и дело стукалась о неровности земли…земли? Я чуть приподняла голову, и мои сомнения подтвердились. Меня как мешок, притом почему-то вверх ногами, тащили по лесу. Обратив внимание на носильщика, я ужаснулась еще более. Меня тащило дерево, мое слегка обалдевшее сознание отметило, что это был клен, и на этой радостной ноте я, наверно, бухнулась в обморок…
Пришла в себя и выяснила, что уже не болтаюсь, как старая порванная лямка портфеля, а сижу, чинно прислонившись к дереву, в лесу, наверняка в Запретном - тащили меня вроде бы на так уж долго и без помощи магии.
И тут были не только деревья…если бы не обстоятельства, я назвала бы это место раем, и никак не меньше. Деревья самые красивые, какие я, когда - либо видела, я не знала даже половины их названий. И цветы. Мерлин, какие здесь были цветы. Я считала настоящим чудом оранжереи профессора Травяницы, но это…это просто огромная цветочная радуга! Посреди этого чуда стоял трон, точнее росло дерево в виде трона, которое опоясывал плющ и цветущие розы. И трон, в общем-то, был не совсем пустым…
- Добро пожаловать, прекрасный цветок! – На троне восседало существо, чью одежду я сначала приняла за зеленую мантию, а, приглядевшись, увидела, что это зеленые листья. Если бы кто-нибудь оживил дерево и придал ему человеческие черты лица, то оно бы выглядело как, то, что обратилось ко мне с такими странными словами.
- - К-кк-то ты? – мне почти удалось справится с возрастающей паникой.
- Меня зовут Арбатас, я художник, творец, я тот, кто создал все это…
- В смысле вырастил этот сад? Да, красиво…очень красиво. Но зачем ты похитил меня?
- Для того чтобы сделать еще один шедевр, разумеется! Ты часть моей новой палитры, цветок!
- Я не цветок! Меня зовут Глинис, и я ученица школы Хогвардс! Ты не имеешь право похищать меня, я не вещь! – во мне просыпалась злость и понемногу проходил страх.
- Не вещь? Как вульгарно! Впрочем, Глинис красивое название для цветка…может быть орхидея? Чудесная красавица со сладко-горьковатым запахом…ох, вдохновение так мимолетно!
- Орхидея? Ты безумец?! Я человек, я не цветок, которому все равно где расти! Отпусти меня, меня наверняка уже ищут!
- Может быть, и ищут… но кому придет в голову искать тебя так далеко? Мои стражи закрывают вход сюда плотной завесой, никто не найдет тебя здесь, никто не пройдет сюда…Смирись, ты часть моей палитры…
- Ну, уж нет! - Наконец-то сообразив, что я не привязана, я вскочила и бросилась бежать, куда подальше от этого сумасшедшего создания.
Далеко естественно мне убежать не дали. Из земли, подчиняясь небрежному взмаху руки Арбатаса, выросли цепкие корни и, схватив меня за ноги, повалили на землю. Еще один взмах руки, и я плавно приземлилась, плотно опоясанная корнями ниже пояса.
- Отпусти, - уже совсем не уверенно промямлила я, - я человек со своими потребностями, пожалуйста, пойми, я не могу быть цветком…
Мои вполне безобидные слова вызвали вспышку ярости.
- Потребностями, да?! – закричал Арбатас. – Потребностями валить деревья и рубить их на дрова?! Потребностью срывать цветы и обрекать их на медленную смерть в вазе? Вы сжигаете моих детей, чтобы Вам было тепло, и заслоняете животворное солнце! Вы режете и шинкуете моих детей, чтобы сварить свои зелья?! Об этих потребностях ты смеешь мне говорить?!
- Но, я…
- Вы все одинаковы, маги, маглы – какая разница! Для Вас мои прекрасные создание всего лишь вещь, почему я не могу обращаться с тобой также?
- Но я люблю цветы и деревья, я ценю их, я…
- Любишь? Ценишь? А что ты знаешь о них? Что ты знаешь например о клене?
- Ну, из клена можно сделать очень сильный защитный оберег, у него очень мягкая и ласковая энергия…
- Оберег? Резать, рубить…конечно, что ты еще можешь знать!
- Это не все. Я знаю, что если клен растет рядом с домом человека, то между ними возникает сильная связь. Человек становится душой дерева, и когда он умирает, дерево тоже засыхает и уходит вместе с ним, отказываясь жить без души…
- Красивая история. А что ты скажешь о березе? Тоже душа человека?
- Нет. Березе издавна поклонялись и почитали ее. Это чудесное солнечное и чистое дерево, приносящее свет и забирающее болезни.
- Дуб?
- Священное дерево. Очищает биополе человека, дерево проводник, соединяющий человека со всей Вселенной…
- Ольха?
- Покровитель семьи, хранительница домашнего очага.
- Рябина?
- Дерево-воин. Защищает от злых чар.
- Сосна?
- Чистая энергия солнца, солнечное дерево. Лечит от депрессии, даря свою доброту и теплую силу.
- Каштан?
- Добрый, понимающий друг. Восстанавливает нарушенную связь с космосом, защищает от порчи и сглаза.
- Что же, - несколько зловеще протянул Арбатас, - тебя хорошо научили в твоей школе, но это всего лишь слова, они ничего не значат даже в Вашем мире…Впрочем, мне будет не хватать нашего недолго разговора…она тоже интересно говорила…
- Она? – у меня закралось нехорошее предчувствие.
- Алая роза, такая прекрасная и такая хрупкая, она тоже пыталась поразить меня своими знаниями. А теперь украшает мой сад своим нежным молчанием. – Арбатас встал и, как будто повинуясь его взгляду лианы, чуть приоткрылись, освещая поляну, и на нем я увидела большую кроваво-красную розу.
Что-то знакомое было в этом молчании, грустном, но дерзком одновременно. Чуть приглядевшись я увидела кусочек зеленой ткани с вышитой потрепанной змейкой…Сольвейг? Мне показалось, или роза слегка кивнула…нет, наверно это просто ветер…
- Ты, кажется, узнала свою подругу? – Усмехнулся Арбатас. – Да, когда-то эта прекрасная королева цветов была человеком, кажется, училась в той же человеческой школе…Помню, как только она сказала мне свое имя, я увидел ее розой, дерзкой и прекрасной…как же ее звали…
- Сольвейг??? Но этого не может быть, не может быть…
- Ах да, Сольвейг, именно так ее и звали…Но, у меня мало времени. Кровь готова, приготовься…
- Что, какая кровь? – мое голова казалось, готова была взорваться, не выдерживая того ужаса, который пытался осознать мой мозг.
- Эта кровь. – Арбатас осторожно отвел другую ширму из лиан, и я увидела кипящее зелье. – Это кровь моих детей, она потечет по твоим венам, и ты станешь более благородным созданием, ты станешь нежным цветком…
- Ты убьешь меня? – я была готова завыть от бессилия и ужаса от судьбы, постигшей Сольвейг.
- Тебе почти не будет больно, как моим детям, которых мелко режут, чтобы кинуть в кипящее зелье…
- Нет, нет! – Я все-таки смогла осознать, что руки мои не связаны и у меня есть волшебная палочка. – Ревело!
Разрезающее заклинание разрезало лиану и я смогла освободить ноги. Но ко мне уже мчались новые подвластные чудовищу корни.
- Ревело! Ревело! Ревело!
- Ты можешь отсечь каждую ветвь, каждый корень, но сила моя не увянет! – Засмеялся Арбатас.
- Ревело! – я запустила заклинанием в очередной приближающийся корень, но запутавшись упала и промахнулась. Почти промахнулась…заклинание попало в Арбатаса и срезало с его груди маленькую розу.
Арбатас дико закричал, его некогда одеяние стало коричневым, он стал высыхать и превратился в сухую статую, которую развеял порыв первого воздуха…
- Его сердцем была хрупкая роза, и я убила его, – заторможено прошептала я и бухнулась в обморок уже второй раз за эти сумасшедшие сутки…
Придя в себя я к своей радости узнала родные стены Больничного крыла.
- Ну, ты как? – на меня смотрела вполне живая и совсем не цветочная Сольвейг.
- Чары пропали, и все вернулись к своему настоящему облику. – Должно быть, в ответ на мой немой вопрос пояснила Сольвейг. – Все закончилось…
- А его сад? – почему -то спросила я…
- Умер, - также тихо ответила Сольвейг, - ты же помнишь, никто не может жить без души…

Конец.


Спасибо за внимание.
С уважением, Глинис Пейн.



Оценка: 10
Комментарий преподавателя:
Спасибо

Дата внесения изменений на сайт: 02.03.20161