Доклад по заклинаниям. Шушка. май 2004

Однажды, ранним весенним утром, когда все студенты Хогвартса тихо и мирно завтракали в Большом Зале, обстреливая друг друга всем, что попадало под руку, к учительскому столу подлетела бурая сова с посланием: Уважаемая директор! Искренне прошу прощения, но вынужден срочно отлучиться по неотложному делу на один день. Я отменил все пары, кроме первой - она у Слайзерина. Учителя переглянулись. У всех на лице читалось только одно: Слайз оставлять без присмотра на целую пару нельзя! От Хогвартса и камня на камне не останется . Эврика! Саламандра!. Профеесор, вы не согласились бы взять к себе на первую лекцию Слайзерин. Они посидят тихонько, послушают. Какой у вас факультет это время? Рейвенкло , - сказала с набитым ртом, недоумевающая Саламандра, которая отлично представляла себе, что получиться, если пустить Слайз на урок к другому факультету. Их декан должна была вернуться из отпуска в скором времени. Пока профессор думала над ответом на очень не легкий вопрос, остальные профессора уже успели принять решительные меры. В руках у все учеников появился обычный лист пергамента. Только у Слайзеринцев было написано: 1ая пара с Рейвенкло . Факультеты переглянулись между собой, и уставились на противника, пытаясь сглазить. Прозвенел звонок. Ученики стали расходиться по классам... После первых пяти минут урока, у всех Рейвов стала кружиться голова, появился жар. Профессору ничего не оставалось, как отпустить их в мед. крыло для лечения. Всех, кроме одной... С соседнего ряда поглядывала зачинщица всего этого безобразия Халет, что-то бормотавшая про кровные узы. Потому, что единственная кто остался цел и невредим после небольшого подстрекательства домашних эльфов, была Сашулечка, ее двоюродная сестра. Халет невинно посмотрела на профессора, типа она не имеет к этому никакого отношения.

    Проводив взглядом последнего ученика, выползшего из класса в сторону больничного крыла, Шуша и Халет обратили свои взоры к профессору Саламандре. Та немедленно заняла боевую позицию встала за кафедру и открыла журнал. При виде Халет журнал возмущенно пискнул и с легким хлопком смылся под шкаф. Поняв, что поддержки со стороны журнала ждать не приходится, профессор Саламандра решила приступить к более традиционному методу борьбы с нерадивыми учениками племянницами: опросу:
   - Итак, что вы помните из прошлой лекции, - спросила профессор Саламандра, предусмотрительно захлопнув дверь, ведущую из кабинета.
   - Кажется, там было что-то про заклинания, - пробормотала Халет, злобно покосившись в угол, где провела прошлый урок.
   - ага, точно, про заклинания. Кстати, я попробовала, это...
   Профессор Саламандра потянулась за чем-то тяжелым, однако Шуша успела раньше: раздался взрыв.
   - Этто что такое?? возмущенно обернулась к ней тётя.
   - Кажется, я перепутала. Это заклинание оказалось комбинированным, а не легким.
   - Сегодня мы будем проходить...
   - Да, я как раз хотела спросить, мы будем сегодня проходить мимо магазина? У меня кончились запасы чихательного порошка, - перебила её Халет.
   - Нет, - рявкнула профессор Саламандра. А мы...
   - Жааалко, а как же я тогда буду без него...
   - Сегодня. Мы. Будем, Проходить. Методы борьбы с водяным чертом! Профессор Саламандра внимательно посмотрела на двух племянниц, однако Шуша и Халет и не собирались её перебивать: у них был такое выражение лица, как будто они то ли очень заинтересовались методами борьбы с водяным чертом, то ли подумывали, как доконать несчастный журнал, дрожащий за спиной профессора.
   - Это достаточно сложно. Против данного представителя водяных чертей действует только одно заклинание, нечасто удающееся и опытным магам: заклинание Остролютиос! . Оно оглушает и ослепляет черта на такое время, за которое вы можете успеть переломать ему пальцы без них он бессилен.
   Вот вам черт, вот вам ... ну, заклинание сами попробуете. Действуйте!
   Профессор зевнула, уверенная, что ничего у них не получится. Поначалу действительно ничего не получилось. Сколько двоюродные сестры не орали
   Остролютиос! черт надвигался на них, злорадно скрипя длинными пальцами. После пятнадцати неудачных попыток, Халет задумалась:
   - Шуш, а может на него вообще заклинания не действуют? Профессор Саламандра, уже задремавшая в кресле, испуганно открыла глаза. Её взору представилась следующая картина: в центре кабинета на полу валялся несчастный водяной черт. На нем сверху сидела Халет, вырисовывая палочкой на черепе слова мэйд бай Халет энд Шу . Шуша методично обламывала пальцы Черту, при этом пытаясь обломать их в соответствии с одной ей известным рисунком. Правда, потом стало ясно, что рисунок известен и Халет та критически оглядела работу сестры, треснула палочкой по третьему пальцу черта и осталась довольна. Ещё секунд сорок у двоюродных сестер ушло на то, чтобы связать водяного черта морским узлом и прикрепить сверху бантик, собственноручно изготовленный из подручного материала.
   - Кажется, мы справились, тёть, - обернулась к Саламандре Шуша.
   - Точно, справились. Или нужно ещё с ним что-нибудь сделать? - Халет оглядела черта, как художник оглядывает законченную картину, и точным ударом ноги зафутболила результат недолгого труда под парту. Профессор Саламандра не успела прокомментировать действия племянницы: что-то вспыхнуло, и раздался вопль:
   - Халет, кажется, это штука опасная! Как ты думаешь, стоит ли её обезвредить прямо сейчас, или подождем, пока она проявит агрессивность?
   Не нужно долго изучать юную слизеринку, чтобы с точностью до тысячных долей процента сказать, что Халет выбрала первый вариант.
   Приготовленный к следующему уроку тщательно скрываемый от посторонних глаз Красный Колпак был пойман, скручен и брошен под ту же многострадальную парту. Профессор Саламандра подняла палочку...
   - предлагаешь, чтобы мы попробовали заклятие разоружения? радостно воскликнула Халет, а может Шуша. Дым стоял такой, что разглядеть ничего было невозможно.
   Однако Саламандра вполне ясно ощутила, что палочку вырывается из её пальцев и летит в неизвестном направлении.
   - Получилось! Извини, теть, потом отдам видно плохо! провопила кто-то из племянниц. У тебя ещё столько опасного в кабинете! Надо помочь...
   После этой реплики стало ясно, что за похищением палочки стояла Шушка предложение о помощи могло исходить только от непосредственной помощницы. Однако это ничуть не успокоило профессора. Халет молчала. А это означало только одно: она нашла себе достойное занятие. И это не могло не пугать. Когда дым рассеялся, стало ясно, чем была занята Халет: коллекция трофеев под столом пополнилась двумя представителями маленьких мантикор, тремя красными колпаками, связанными за хвосты белыми мышами, неизвестно как выуженным из шкафа боггартом, который сейчас, похоже, показывал то, чего боится он сам, попеременно становясь то одной, то другой ученицей, многострадальным журналом, придавленным чем-то тяжелым (позже профессор узнала в чем-то тяжелом банку со средством от моли) и скатертью, использовавшейся как сеть для поимки особо опасных субъектов. Профессор Саламандра не выдержала.
   - РОДИТЕЛЕЙ! В ШКОЛУ! В КАБИНЕТ! НЕМЕДЛЕННО!!!!
   Из разных концов коридора раздаоись два вопля, слившиеся в один: Убью, заразу!! Что она опять...
   Вопль оборвался. Две родительницы две сестры Олюш > и Фрая вошли в кабинет и увидели, что опять.
   - МАМА ПРИШЛА!!! с воплем, достойным вождя краснокожих, на Фраю сверху упала родная дочь.
   - Привет, существо. Так что случилось?
   - Да, действительно, что случилось? раздался второй голос и в проеме появилась < Олюш >.
   - Три сестры. - прокомментировала это появление Шуша. Мам, как ты считаешь, если использовать пальцы водяного черта в качестве удобрения к акониту, то...
   - Шуша, не заговаривай мне зубы. - < Олюш > обернулась к Саламандре. - Что они натворили?
   - А то не видно! - с изрядной долей сарказма воскликнула Саламандра, возмущенно глядя на родных сестер.
   Было видно.
   Окутанный языками дыма и кое-где ещё вспыхивающего пламени, кабинет защиты от темных искусств больше походил на поле сражения во время какой-то великой войны древности.
   - Шу!!! Ты роняешь мой авторитет! Ты должна вести себя, как подобает дочери директора!...
   - а как подобает вести себя дочери директора? - с любопытством поинтересовалась Шуша, делая прическу красному колпаку, пытающемуся дотянуться до маминой ноги.
   - Все просто, - кивнула Халет и, не дожидаясь, пока двоюродная сестра поинтересуется подробностями простого поведения дочери директора, пробормотала заклинание, в результате которого у Щу выросли ангельские крылья и нимб над головой.
   - я белая и пушистая, только облезла и испачкалась, - прокомментировала её действия Шуша, пытаясь избавиться от нимба - обгорелые крылья уже валялись под Партой-музееем.
   Саламандра снова открыла рот, чтобы пожаловаться сестрам на ужасающее поведение их дочерей, а её племянниц.
   - Ну вот, - скорбно вздохнула Халет. - Счас на нас будут ругаться. Мам, это страшная несправедливость! Мы...
   - Мы столько нового узнали! - с воодушевлением подхватила Шуша, избавившаяся от нимба. - Хочешь, покажу, как бороться с водяными чертями? Берешь заклинание , пробуешь раз двести, потом понимаешь, что оно не действует, тогда берешь...
   - Я те возьму!!! Я сейчас тебе так возьму!!! - палочка Шуши оказалась в руках у Саламандры.
   - Слуш... Халет, мне кажется, она чем-то недовольна, - настороженно обернулась к слизеринке Шу.
   - Ну... методы борьбы с чертом мы показали. Показали?
   - Угу, вроде. - Шу загнула выросший палец водяному. Палец отломился.
   - Ага. Красные колпаки, мы, правда их ещё не проходили идем вперед по программе! Ну, справились. Может, она считает, что мы плохо усвоили и должны повторить пройденный материал?
   - Идея! Давай. Начнем, думаю, с...
   Начать они не успели. НА плечо Халет легла рука Фраи, Шушу остановила < Олюш .
   - Думаю, не стоит повторять практику. А вот как на счет теории? - Ехидно улыбнулась профессор Саламандра.
   - А..ну.. в общем.. это... мам, я кушать хочу, - нашлась Халет, однако поддержки у Фраи не нашла.

    Оставшиеся три часа были заняты уборкой кабинета и ответом на теоретические вопросы. Причем со второй частью двоюродные сестры справились за двадцать минут