Травоведение / "Травник"

Одним из дополнительных заданий было - составить рассказ о Травоведении в Истории России. Вот, на мой взгляд, лучшие работы, которые я выставляю не просто как ответ на урок, но и как дополнительный материал.

 
  Фиби Холливал из Хаффлпаффa:
Вообще-то на Руси всегда знахарки владели в мастерстве «наук трав», однако, со своей спецификой. Почти к любому р
ецепту прилагался «заговор». Кстати, этой методикой пользовались и болгарские целительницы, и Украины, и Молдовы,
и др стран… уверена, что «заговоры» берут свое начало в Древнейших основах магии – магии слова. Ведь известно, что
правильно произнесенное заклинание – правильно работает, а неправильно сказанное способно нанести непоправимый вред.
Любое слово, произнесенные звуки несут в себе энергетическую нагрузку. Таким образом, русские «заговоры» усиливали действия трав.
Современная история российских трав вобрала в себя различные направления «травной медицины» - от Тибета до Африки…
или как там… Так, например, один из советских специалистов, работавших в Мозамбике, привез с собой саженец березы –
уникального дерева, единственного в мире с белой корой. А теперь это – самое «русское дерево», J. Интересно, что береза
цвела два раза в году – первый раз, когда весна в Африке, а второй – когда в России.. говорят, скучала…
Немалую роль сыграли греческие «травники» - они принесли немало рецептов в русскую «травную науку» целебные свойства,
например, слезы хвойных деревьев (Теофаст посвятил сосне целый раздел своего трактата).
В 1871 г. был издан в России «Полный целебный травник» - огромную роль сыграла осина. Это один из важнейших сборников,
на основе которых написаны и другие были.
Однако, разглядывая историю России убеждаюсь, что знания передавались больше именно «из уст в уста», из поколения в поколение..
часто моя бабушка мне столько может рассказать, сколько не найду ни в одном научном маггловском сборнике! Ну кроме пожалуй, книг
о Ванге и Людмиле Ким. А потом… увы, в России никогда не любили тех, кто «вне»… кто врачует, часто подвергался гонениям, поэтому
письменные свидетельства – скорее удел был рисковых, чем знающих… знающие не могли позволить, чтобы знания пропали…
Ох, кажется мне, что пишу какую-то ахинею… ладно… продолжу…
…Поэтому огромных трактатов я не знаю… но знаю, что все, что издавалось – издается почему-то брошюрами… и только лишь недавно…
всего лишь… лет 70, наверное, можно встретить большие тома «Травы лечебные» и т.п. Однако… там нет главного – русских «приговоров,
заговоров», а также всего того, что знает любая знахарка от природы – когда, как сорвать и с чем применить… читая толмуды, изданные
«для всех» порой ужасаешься… и еще раз убеждаешься в правильности «ограниченности знаний»… Уже доказано, что в книгах, например, Туровой
и Сапожниковой (издание «Медицина» !!!!) столько огрехов, что книгу лучше сжечь.
Так что я давно выбросила все подобные «книги» и под рукой у меня всегда только брошюры Ванги и Ким, а также советы моей бабушки J.
И в конце отмечу, что русская природа – огромна по своему многообразию лечебных трав, чем с успехом и пользовались наши прапра..прабабушки…
а нам надо пользоваться их советами.

Клотильда Макманаман из Гриффиндор:
 * «Земля сотворена как человек, вместо власов былие имеет!» - уверяли древние всеведы, а потому наделяли былие,
 зелие – траву – волшебными свойствами Матери-сырой земли. И по сию пору в слове «отрава» звенит отголосок этой
 древней чарующей власти и силы!
  «Целебна трава, если собирать ее знаючи», - говорят в народе. Такие особенные знатоки травяных зелий и «лютого коренья» н
  азывались зелейниками, травознаями, и ходили они по лугам и лесам, как в насаженном собственными руками саду: всякой травы,
  всякой былинки знали свойства и место.
 Травы, долженствующие обладать таинственной силою, собирали в ночь на Ивана Купала или Аграфену Купальницу (или Аграфену
 Лютые Коренья), когда все земное зелие-былие получало чрезъестественную мощь: как злую, так и добрую. И говорят, была
 (а может, и по сию пору есть!) такая трава – колдовская, расчудесная! – что если отыщешь ее, выжмешь соки намажешь им ноги,
 то пройдешь по любому морю – и ноги твои не промокнут!
 Ночные травы цвели огнем. Таковы были черная папорть, царе-царь, лев, голубь и другие. Иной цвет пылал неподвижным, сильным
 пламенем, иной имел вид молнии, летучего, призрачного огня. «Трава лев, - сказано об одной из них в древнейшем из «Зелейников»,
 - растет невелика, а видом как лев кажется. В день ее не приметишь, сияет она по ночам. На ней два цвета, один желтый, а другой
 ночью как свеча горит. Около нее поблизости травы нет, а которая и есть, и та приклонилась перед ней». А вот что говорится о некоей
 дивной траве киноворот: «Хотя какая буря, она кланяется на восток всеми стволами; то же, если и ветру нет…»
 Иные травы требовалось рвать, очертя место вокруг нее золотом или серебром, что называлось «пронимать сквозь серебро или злато».
 Это делалось так: клали на землю около травы с четырех сторон серебро (монеты, украшения) или раскидывали вокруг золотую гривну
 (тяжелую шейную цепочку). Так пронимали кликун-траву (или колюку), одолень-траву, метлику, папорть безсердешную и некоторые другие
 самые загадочные и таинственные травы. Ну а когда они попадали в руки знахаря, сила их все же не могла сказаться вовсю без чародейного,
 заговорного слова. Травы словно бы нужно было уговорить, умолвить помочь человеку – или навредить ему. Трава, болезнь, любовь, стихия –
 это все были для наших предков живые существа, с которыми он беседовал на равных, с каждым – на его собственном языке. В ту пору знали и
 язык сей, и ощущали особенную, нами теперь непостижимую связь с природой. Наверное, оттого среди трав в стародавние времена волшебные и
 чародейные встречались, а нынче одни только лекарственные травы остались, да и те не каждому помогают.*

 И теперь о некоторых популярных у наших предков травках:
 *Жар-цвет (царь-цвет, Перунов цвет). Этот фантастический цветок – метафора молнии. Когда он цветет, ночь бывает яснее дня и море колышется.
 Рассказывают, что бутон его разрывается с треском и распускается золотым или красным, кровавым пламенем, и притом столь ярким, что глаз
 не в состоянии выносить чудного блеска; показывается этот цветок в то же самое время, в которое и клады, выходя из земли, горят синими огоньками…
 Ночь, в которую цветет папоротник, бывает среди лета – на Ивана Купала, когда Перун, по древнему представлению, выступал на битву с
 демоном-иссушителем, останавливающим колесницу Солнца на небесной высоте, разбивал его облачные скалы, отверзал сокрытые в них сокровища
 и умерял томительный зной дождевыми ливнями. Сверх того, папоротников цвет распускается и в бурногрозовые летние и осенние ночи, известные
 под именем воробьиных, или рябиновых, когда часть воробьев черт отпускает на волю, а другую предает смерти, что указывает на враждебное
 отношение его к этим птицам.
 В темную, непроглядную полночь, под грозой и бурею, расцветает огненный цветок Перуна, разливая кругом такой яркий свет, как самое солнце;
 но цветок этот красуется одно краткое мгновение: не успеешь глазом мигнуть, как он блеснет и исчезнет! Нечистые духи срывают его и уносят
 в свои вертепы. Кто желает добыть цвет папоротника, тот должен накануне светлого праздника Купалы отправиться в лес, взявши с собой скатерть
 и нож, потом найти куст папоротника, очертить около него ножом круг, разостлать скатерть и, сидя в замкнутой круговой черте, не сводить глаз
 с растения; как только загорится цветок, тотчас же должно сорвать его и спешить домой, накрывши себя скатертью, а дома тем самым ножом разрезать
 палец или ладонь руки и в сделанную рану вложить цветок. Тогда все тайное и скрытое будет ведомо и доступно…
 Нечистая сила всячески мешает человеку достать чудесный Жар-цвет; около папоротника в заветную ночь лежат змеи и разные чудовища и жадно
 сторожат минуту его расцвета. На смельчака, который решится овладеть этим чудом, нечистая сила наводит непробудный сон или силится оковать
 его страхом: едва сорвет он цветок, как вдруг земля заколеблется под его ногами, раздадутся удары грома, заблистает молния, завоют ветры,
 послышатся неистовые крики, стрельба, дьявольский хохот и звуки хлыстов, которыми нечистые хлопают по земле; человека обдаст адским пламенем
 и удушливым серным запахом; перед ним явятся звероподобные чудища с высунутыми огненными языками, острые конца которых пронизывают до самого
 сердца. Пока не добудешь цвета папоротника, Боже избави выступать из круговой черты или оглядываться по сторонам: как повернешь голову, так
 она и останется навеки! – а как выступишь из круга, черти разорвут на части. Сорвавши цветок, надо сжать его в руке крепко-накрепко и бежать
 домой без оглядки; если оглянешься – весь труд пропал: жар-цвет исчезнет!
 Та же могучая сила, которая присваивалась Перуновой палице, грому, принадлежит и цвету папоротника: обладая им, человек не боится ни бури,
 ни грома, ни воды. Ни огня, делается недоступным влиянию злого чародейства и может повелевать нечистыми духами. Для этих последних цвет
 папороти так же страшен, как и громовые стрелы: завидя пламенный цветок, они, по одному представлению, стараются овладеть им и запрятать
 в облачные пещеры, а по другому – в ужасе разбегаются от него по своим трущобам и болотам. Цветок этот отмыкает все замки и двери (только
 приложи его – и железные запоры, цепи и связи вмиг распадаются!), открывает погреба, кладовые, казнохранилища и обнаруживает подземные клады
 – подобно тому, как удары молнии, разбивая облачные скалы обретают за ними золото солнечных лучей. Кто владеет чудесным цветком, тот видит
 все, что кроется в недрах: темная земная кора кажется ему прозрачною, словно стекло. Так как молния есть проводник живой воды и так как вода
 эта называлась небесным вином, то отсюда возникли поверья, наделяющие папоротник целебными свойствами, и мнение, будто с помощью его цвета
 можно черпать из рек и колодцев вместо воды сладкое вино.
 Всякий, кто достанет Жар-цвет, становится вещим человеком, знает прошедшее, настоящее и будущее, угадывает чужие мысли и понимает разговоры
 растений, птиц, гадов и зверей. Сверх того, он может по собственному произволу насылать в сердце девицы горячее чувство любви, для чего
 заговоры постоянно обращаются к богу-громовнику и его молниеносным стрелам.
 Наконец, соответственно представлению быстромелькающей, неуловимой для глаз молнии-невидимки, создалось поверье, что носит при себе цвет
 папоротника, делается незримым для всех присутствующих. *
 *Колюка-трава. Чародеи окуривают листьями этой травы заговоренные ружья, а в древности окуривали стрелы, с которыми предки шли на охоту:
 чтобы добыча не могла избегнуть их меткого выстрела. Сыскать колюку-траву в лесу очень просто: по ранним зорям по дважды кличет она: «Ук!
 Ук!» человеческим голосом, отчего иногда ее называют ее трава Ревяка или Кликун. Кто не проспит клику сего, тот заветную траву сыщет – и
 ружье его никогда знать промаху не будет. Есть, правда. Одна трудность: кликун-трава к себе человека не подпускает, в руки ему не дается.
 Чтобы взять ее, надо знать особый секрет: следует вокруг нее на сажень очертить круг, чтобы трава стояла точно в середине, и «выкопать ее с
 корнем из земли не раньше, чем она поклонится тебе. Копай же с осторожностью, ибо корень колюки-травы видом точно как человек: голова, руки,
 ноги. Надо быть бережным с ним и с волшебной силой травы этой!»*
 *Одолень-трава. Названа так потому, что одолевает всякую нечистую силу; этим именем в некоторых местностях обозначают белую и желтую кувшинку.
 Оба вида – и белоцветная, и желтоцветная – пользовались у наших предков особых религиозным уважением. Кто найдет одолень-траву, тот, по
 свидетельству народного «травника», «вельми талант себе обрящет на земли»; отвар ее помогает от зубной боли и отравы и, сверх того, признается
 за любовный напиток, способный пробудить нежные чувства в сердце жестокой красавицы; с корнем одолень-трав пастухи обходят стадо, чтобы ни
 одна скотина не утратилась. Всякий, кто отправляется на чужбину, должен запастись этой травою: «Где ни пойдет, много добра обрящет». *
 *Осот-трава. В «Чародейных травниках» об этом привычном названии сказано следующее: «Трава Осот добра к тем, кто ее знает: тот человек талант
 (то есть удачу обрящет). А растет красна и светла, листочки кругленькие, что денежки, собой в пядь, а цвет ровный. Ту траву надобно при себе
 держать торговым людям: носи при себе, где ни пойдешь, много добра обрящешь, и от людей честь будет, и великою славою тот человек вознесется,
 а корень ее светел, как воск…»*
 *Перелет-трава. Рассказывают, что она сама собой переносится ночью с места на место. Вся она сияет радужными красками, и темной ночью в полете
 своем кажется падучей звездочкой. Счастлив, кто сумеет добыть этот прекрасный цветок: все его желания будут немедленно исполнены.*
 *Плакун-трава. Добывается в Иванов день, на ранней утренней заре; корень и цвет ее обладают великою силою: они смиряют нечистых духов, делают их
 послушными воле человека, уничтожают чары колдунов и ведьм, спасают от дьявольского искушения и всяких недугов; крест, сделанный из плакуна и
 надетый на бесноватого, изгоняет из него поселившихся бесов. Плакун открывает клады и заставляет демонов плакать, то есть заставляет тучи проливать
 дождь. Кому посчастливится найти и выкопать корень плакуна, тот должен произнести над ним такое заклятье: «плакун, плакун» Плакал ты долго и много…
 будь ты страшен злым бесам, полубесам, старым ведьмам киевским; а не дадут тебе покорища, утопи их в слезах; а убегут от твоего позорища, замкни
 их в ямы преисподние…»*
 *Прострел-трава. Если кто хочет, чтобы его дом был безопасен от грозы и пожара и чтобы житье в нем было счастливое, тот должен сорвать прострел-траву
 и положить ее под основное бревно здания, уверяют русские травознаи.
 Она избавляет от порчи и залечивает раны, нанесены острым орудием. Когда домашний скот заболевает прострелом. То знахари советуют привязывать эту
 траву к рогам захворавших животных. Название прострела дают различным травам; давно утратив сознание, что прострелом обозначался чудесный цветок,
 действующий подобно грозовой стреле (насквозь пронизывающей, простреливающей), народ ищет под этим именем травы, которые бы форме их стебля или
 корня можно было назвать простреленными. *
 *Разрыв-трава. Рассказывают, что листы ее имеют форму крестиков, а цвет подобен огню: распускается в полночь на Ивана Купалу и держится не более 5
 минут. Где она растет – никому неведомо; достать ее весьма трудно и сопряжено с большой опасностью, потому что всякого, кто найдет ее, черти
 стараются лишить жизни. Если приложить разрыв-траву к запертой двери или замку, они немедленно разлетятся на части. Разрыв-трава ломает и все
 другие металлически связи: сталь, золото, серебро и медь. Воры, когда им удается добыть эту траву, разрезают себе палец, вставляют ее внутрь разреза
 и потом заживляют рану; от одного прикосновения такого пальца замки отпираются и сваливаются с дверей и сундуков. Если прикоснуться этим пальцем
 к человеку, он скоропостижно умирает. Чтобы достать разрыв-траву, надо в полночь, накануне Иванова дня, забраться в дикий пустырь и косить траву
 до тех пор, пока переломится железная коса: этот перелом и служит знаком, что лезвие косы ударило и разрыв-траву. В том месте, где свалится коса,
 должно собрать всю срезанную зелень и бросить в ручей или в реку: обыкновенная трава поплывет вниз по воде, а разрыв-трава против течения – тут
 ее и бери!*
 *Сава-трава. «Страшна та трава! – уверяют чародеи. – Когда человек найдет на нее в поле или в лесе, тот умом смятеется. Ростом невелика, от земли
 чуть знать, по ней пестринки по всей, а в корени черви и наверху. Добра ловить зверей. Аще кто что украдет – трава сия повернется к нему, только
 положи ее на его след; или если кто ставит поставухи (капканы), ты положи той травы подле дороги – удачи и пути ему не будет!»*
 *Тирлич-трава. По словам знахарей, ее собирают под Иванов день на Лысой горе, близ Днепра, под Киевом, где обиталище ведьм и чертей. Люди думают,
 что эта трава обладает силою превращения и достается в удел только одним ведьмам. Из тирлича выжимается сок, которым оборотни натирают свои подмышки
 при свершении чар. Ведьмы всячески стараются эту траву истребить, чтобы лишить всех прочих силы оборотничества, а колдуны и чародеи дорожат тирличем,
 как сокровищем.*
 *Улика-трава. В старых травниках о ней пишется вот что: «Сама она красновато-вишневая, глава у нее кувшинцами, а расцветет она – то как желтый шелк,
 а листье лапками. Когда разлучат мужа с женою, и если муж жены не любит или жена мужа, то ее надобно иссечи мелко, давать в питии и говорить: «Как ты,
 трава, приклонила главу свою в землю, так бы приклонили они меж себя главы свои всею душою и ретивым сердцем, думою и мыслью хоть бы до веку, до гробовой доски.»*
Понаписала и сама испугалась. Может, без кровопролития обойдемся, а?

Ума из Хаффлпаффa:
Уважаемая профессор! Как можно написать небольшой текст по травоведению в Росии, когда тут такой ворох информации! Тут можно доклад настрочить или даже несколько
докладов. Но я попробую выполнить ваше задание и кратко изложить основные моменты развития травоведения в Росси.

Самые древние данные на этот счет, которые мне удалось найти относяться к временам скифов. У скифов, обитавших в Северном Причерноморье от Днепра до Дона (VII век до н.
э. - I век н. э.), в лечебной практике с успехом употреблялось много растений.Скифы разводили лекарственные растения в огородах, садах, как это было позднее в Киевской и
Московской Руси. Опыт скифов по лечению травами через государство  антов был передан и использован лекарями-профессионалами и народом Киевской Руси. Этими
профессионалами вначале были волхвы - лица, обслуживавшие потребности народа в языческом культе. Волхвы были знатоками лекарственных трав, или  зелий , и в летописях их
часто называют  зелийниками .
    С переходом к христианству лечение травами осуществлялось священнослужителями и одновременно народными лекарями - ведунами, знахарями. Это были первые носители
медицинских знаний в древней Руси, которые пользовались знаниями о лекарственных растениях и их лечебных свойствах, накопленными самим русским народом и передававшимися
из поколения в поколение устно.
    В IX - Х веках в Киевскую Русь стали постепенно проникать сведения о лекарственных травах и их лечебном применении из других стран, главным образом из Византии,
откуда в Киев приглашали разных специалистов, в том числе и врачей.
    Первым врачом на Руси был грек Моанн Смер (1053 - 1125), приглашенный Владимиром Мономахом. Лекарства - сушеные травы - привозились из Константинополя (Царьграда) и
из Генуэзских колоний в Крыму.
      В XI веке возникают монастыри и при них сосредоточивается врачевание, организуется сбор и обработка лекарственных трав. В конце XI века киевский митрополит Ефрем
приказал строить в Переяславле при монастыре  строение банное и врачеве  для бесплатного лечения приходящих больных.
      О широком использовании растений для лечения в древней Руси свидетельствует замечательный памятник русской культуры XI века  Изборник Великого князя Святослава
Ярославовича . Переведенный в Х веке с греческого на болгарский язык в Болгарии, а в 1073 г. переписанный на Руси для киевского князя Святослава, сына Ярослава Мудрого,
этот компилятивный сборник наряду с другими медицинскими знаниями приводит описание ряда лекарственных растений, применявшихся в то время на Руси.
    В XIII - XV веках почти все ранние рукописи по медицине погибли в огне пожаров, во время войн и других стихийных бедствий (частые междоусобицы князей, татарское
нашествие). Сведения за этот период чрезвычайно скудны, но, конечно, использование растений для лечения не прекращалось.
    После свержения татарского ига установилась связь между Русью и западноевропейскими странами. В Москве при Иване IV в 1581 г. открылась первая аптека исключительно
для обслуживания царского двора по западноевропейскому образцу во главе с аптекарем, приглашенным из Англии, Джемсом Френчем.
    Умный и дальновидный государственный деятель Иван Грозный понимал, что забота только о здравии царствующего дома недостаточна для благополучного царствования его.
Большое значение поэтому имело другое начинание, тоже в 1581 г., - основание Аптекарской избы, в задачу которой входила организация сбора лекарственных трав на
территории Руси. Организация избы - начало самостоятельного медицинского управления в России.
    В конце XVI века при Борисе Годунове изба была преобразована и стала называться  Обтекарьским приказом . Приказ с сушильнями, складами, аптеками и другими
помещениями находился близ Чудова монастыря. Во главе был поставлен  обтекарьский боярин .
       В этот период на Руси начинает больше появляться медицинской литературы, к числу которой относятся так называемые вертограды - переводные рукописные травники,
своего рода медицинские энциклопедии. В  вертограде  описывается лечебное применение растительных, животных и минеральных веществ, но свое название он получил от
основного содержания, посвященного растительному лечебному сырью ( вертоград  значит сад, цветник, огород).
    Наибольшей популярностью пользовался  вертоград , переведенный Николаем Булевым. Он постоянно и многократно переписывался в течение почти трех столетий, до конца
XVIII века. Им пользовались врачи и образованные люди того времени в качестве лечебника.
           В 1673 г. в Москве была открыта вторая аптека с вольной продажей  всяких чинов людям . При гражданском госпитале у Никитских ворот несколько позднее была
открыта еще одна аптека. В это время начинали работать аптеки и в некоторых других городах. Одновременно создавались специальные аптекарские сады для выращивания
лечебных трав. Сады эти были разбиты на правом берегу реки Неглинной, вдоль современной Моховой улицы, у Мясницких ворот, в Немецкой слободе.
           Сбор и использование отечественных лекарственных растений получили более широкое развитие при Петре I. В 1701 г. он издал указ об организации в Москве 8
частных аптек; указом его от 11 февраля 1714 г. в Петербурге был организован аптекарский огород, существующий в Ленинграде и ныне на том же месте как Ботанический сад
Академии наук СССР.
    Петр I собственноручно сеял лекарственные травы в огороде и приказал присылать туда семена их из других городов.
    Аптекарские сады, как известно, существовали на Руси уже давно. С созданием же аптекарского огорода в Петербурге в нашей стране наряду с культивированием
лекарственных растений начались уже систематические научные работы по их изучению.
    Открытая при Академии наук типография напечатала в 1732 г. в  Комментариях  академии первую печатную статью о лекарственных растениях. Это была краткая заметка И.
X. Букобаума о лечебном применении ягод жимолости. В дальнейшем число печатных работ, посвященных растениям, применяемым с лечебной целью, значительно возрастало. А. Т.
Болотов (1738 - 1833) в своем журнале  Экономический магазин  поместил около 500 статей по лекарственным растениям.
    В 1718 г. была послана специальная экспедиция в Сибирь для изыскания лекарственных растений. В 1754 г. Медицинская канцелярия, преобразованная из Аптекарского
приказа, в одной из своих инструкций предписывала лекарственные растения  из чужих краев уже не выписывать .
Теперь кратко остановимся на русских ученых, вложивжих неоценимый вклад в развитие травоведения в России. Безусловно, каждый из них заслуживает отдельного доклада.
     Итак, во-первых вспомним великого русского ученого М. В. Ломоносова, который среди всего прочего уделал время исследованию трав и их своиств, а также много говорил
о необходимости таких исследования.   Ученик М. В. Ломоносова, один из первых русских академиков, солдатский сын И. И. Лепехин, также внесший крупный вклад в развитие
русской медицины, особенно интересовался целебными свойствами трав, употребляемых простым народом.    И. И. Лепехин внимательно изучал народную медицину, проверял
рекомендуемые ею средства, отбрасывал неверные, пропагандировал средства, оказывающие пользу. Он описал 600 видов растений, имеющих лечебное и хозяйственное значение. И.
И. Лепехин высказал мысль, что для лечебных целей надо пользоваться не чужими, привезенными из далеких стран растениями, а местными, растущими в той среде и в тех
условиях, которые окружают больного.
  Современники И. И. Лепехина, известные русские путешественники и первые русские академики С. П. Крашенинников и П. С. Палас во время своих путешествий по России также
изучали и описывали народные лечебные средства.
    В 1781 - 1783 гг. вышли из печати две части (труд не закончен)  Ботанического подробного словаря, или травника  Андрея Майера, который поставил своей целью описать
действие и силу всех растений, какую в теле человеческом оные для сохранения жизни и здоровья производят .
    В XVIII веке профессии врача, искавшего лечебные средства в растительном мире, и ботаника часто совмещались в одном лице.
    Один из выдающихся русских медиков XVIII века доктор медицины проф. Н. М. Максимович-Амбодик был также автором и первого русского учебника по ботанике под названием
Ботаники первоначальные основания  (1785). В 1789 г. была закончена его монография - четырехтомный труд  Врачебное веществословие или описание целительных растений, во
врачевстве употребляемых , которая служила лечебником, пропагандирующим применение лекарственных растений,  особливо в российских пределах растущих .    Н. М.
Максимович-Амбодик, которого считают основоположником отечественной фитотерапии, придавал лекарственным растениям чрезвычайно большое значение при лечении многих
заболеваний.
       В XIX веке применение растений с лечебной целью в лечебных учреждениях России значительно сократилось в связи с успехами химии, позволившей выделять из
лекарственных растений отдельные компоненты и применять высокоактивные лечебные препараты, получаемые из растительного сырья. Кроме того, лекарственное дело стало
переходить в частные руки в результате развития капитализма в России и к концу XIX века оно почти целиком перешло к иностранным фирмам. Вместе с тем многие русские
ученые не прекращали изучения и применения с лечебной целью отдельных лекарственных растений. В тот период в Россию ввозили из Германии такие лекарственные растения,
которыми наша страна была богаче, чем Германия (березовые почки, ревень, можжевеловые ягоды, мать-и-мачеху и др.).
      Выдающиеся основатели русских терапевтических школ Г. А. Захарьин, Ф. И. Иноземцев, С. П. Боткин, А. А. Остроумов и др. нередко при лечении больных прибегали к
помощи лекарственных растений.
   Количество врачей, получавших медицинское образование в России, в XIX веке возрастало, но они оседали главным образом в городах. Только с созданием земской медицины
в 70-х годах прошлого столетия сельское население стало получать медицинскую помощь, но аптек и лекарей все равно на всех не хватало.  Вплоть до Октябрьской революции
научная медицина для большинства населения царской России, особенно сельского недосягаема. После октябрьской революции отношении к травам сильно изменилось можно сказать
в лучшую сторону. По крайней мере, поначалу. Стали целенаправленно проводиться научные исследования трав и их свойств, разводились плантации лекарственных растений,
население призывалось к сбору и сдаче лекарственных трав, в аптеках создаются отделы по их приему-продаже. Собственно, так и продолжается по сей день. Разве что
лекарства стали значительно дороже и хороший фитоспециалист стоит немало. В заключение стоит отметить, что официальная маггловская наука по большому счету не п
 ризнает целебной силы трав, хотя - вот парадокс - повсеместно их применяет. Тем не менее, известны случаи, когда человек, на которого врачи уже махнули рукой и
пригворили к смерти, вдруг чудесным образом исцелялся, прибегнув к силе лекарственных трав. Так излечились многие онкологические больные, а также серцечники, язвенники и
прочие. Знания о травах накапливались миллионами лет и было бы глупо отрицать такое огромный опыт лечения с их помощью.


Рада Анаконда из ПО:

На Руси всегда ценились травы.
Например, заболеет какой - нибудь человек в деревне, его родственники сразу
к старой бабушке идут. Она им скажет, какие травы искать, а потом еще и
зелье им сделает. А награды бывали такими маленькими, иногда ведуньи даже
делали все бесплатно. Незнающим хотят помочь. А откуда они сами знали все
это? По некоторым источникам, они узнали все это от добрых лесных духов,
которым стало жалко людей.
Однако потом (тоже по некоторым источникам) одна из этих бабушек захотела
рассказать людям о волшебстве трав. Одним людям она рассказала про обычные
травы, из которых теперь магглы делают лекарства. Но волшебникам она
поведала тайны, о которых ни один маггл не узнал. Эти растения не замечаются
магглами, они показываются только волшебникам.
И теперь юные волшебники изучают эти травы.

Оля Грейнджер из Гриффиндор:

Травология впервые стала применяться у славян во время языческих обрядов.Она начала развиваться у племени Древовичи,тк
они жили у леса и имели возмозжность наблюдать за
животными,которые съедая определенные растения лечились и получали жизненую силу.С помощью растений начали лечится и уже
к 12 веку лечение травами(знахарство) имело
широкое распространение.Во время нашествия Татаро-монголов,большинство секретов были утеряны и не восстановлены до сих пор.
За тристо лет ига секретами травничества
владели всего 14 семей.Перед Куликовкой битвой 1380г эти семьи объеденились и изготовили зелье, с помощью которого русские
воины усилили свою мощь и энергию.Во время
правления Ивана 4 Грозного при его дворе сменилось 8магов-травянников,тк не могли вылечить от бессоницы.Петр Великий не
верил магам и любым проявлениям чудес и строго
опирался на науку,и приказал любого человека занимающимся нечто типо магии,объявлять шарлатаном и отправлять на принудительные
работы в Сибирь.Во время правлен
 ия династии Романовых травоведение широко использовалось только в плане лечения.В начале 20 века в России  происходили
 страшные события,прерывалась связь с
предками,все секреты,вырабатаные предками уничтожались.Траводедение начало возраждаться только во время перестройки и
данному моменту частично восстановилась.

Цыганочка из Слайзерин:
Лечение травами в стародавние времена на Руси считалось явным волхованием и по временам
преследовалось - как несогласное с христианским благочестием дело. Для него в
древнерусском законе было даже свое имя - "зелейничество". Зелейщики (собиратели трав),
действительно, зачастую злоупотребляли своими знаниями и, пользуясь простодушным
суеверием народа, прикидывались заправскими колдунами, перенявшими свою "науку" от "нездешней силы".
Самая обстановка, в которой приходилось им встречаться с другими, не
знающими "слов", людьми, придавала им в глазах последних такое обаяние, что те непроизвольно
поддавалсиь чарам. основанным не на каком-либо особом знании, а просто на
темноте народной. Однако не сушествовала книг с описанием лечебных трав, так как их запрещала церковь.
Но те не менее до нас все же дошел русский лечебник "Мази", составленный внучкой Владимира
Мономаха Добродеей – Зоей.
Во дни царя Ивана IV-го достаточно было подкинуть к кому-либо пучок неведомых трав, чтобы это
служило против него уликою в злоумышлении, заслуживающем чуть ли не
смертной казни. Одновременно с этим сам Грозный неоднократно призывал к себе заведомых
колдунов-зелейщиков, желая изведать судьбы грядущего.

При царе Михаиле Федоровиче никто не имел права собирать какие бы то ни было травы - под страхом заключения в темницу.

   Царь Алексей Михайлович в 1650-м году сам приказывал высылать крестьян в Купальскую ночь
   на поиски за "серебряным цветом, мятной травою, дягилом и другими целебными
травами".
В 1654 г в Москве была организована первая аптекарская школа. Были созданы "аптекарские огороды" -
сады для разведения лекарственных растений.
Таким образом, в разные времена к лечебным травам относились по-разному. Однако к 20 веку, после
резкого скачка химии, травы, казалось бы, стали и ненужными. Но через
некоторое время даже магглы поняли, что сила, которую заключают в себе травы, поистине огромна.
Только использовать её надо с умом. Не даром же на Руси говаривали
"Целебна трава, если собирать ее знаючи!" - и теперь еще можно услышать в народе. А в старые годы
смотрели на собирателей трав, как на постигших всю глубину
премудрости, имевших общение с нездешней силою. И  были правы!

Дата внесения изменений на сайт: 02.03.20161 1