Современные тенденции в оперных постановках (на примере Большого театра и Московского академического Музыкального театра)

Курсовая работа
по Музыкальной культуре
на тему: "Современные тенденции в оперных постановках
(на примере Большого театра и Московского академического
Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко)"

студентки 4 курса Дома Пилвилинн
Анджелины Андерсон


Введение

В современном мире многие люди не любят ходить в оперу, заявляя, что "опера - развлечение для избранных" или же «сходил один раз, но не понравилось». Разумеется, опера - это достаточно своеобразный тип искусства и не каждому он может быть понятен и интересен, однако существуют ли еще причины, почему люди один раз побывавшие на опере не спешат покупать новые билеты? Я считаю, что "да".

На мой взгляд современная театральная индустрия (а зачастую вместо искусства это становится чем-то весьма близким именно к индустрии) в погоне за зрителями, пытается найти все новые и новые грани, с которых можно подать традиционные вещи. Нередки в современной оперной афише постановки на классические темы, но в стиле модерн. То действие из 17 века перенесется в 21, то нормы и границы морали сдвинуты в том же направлении. Помогает ли это привлекательности оперы как искусства?

В этой курсовой работе будет представлен мой личный взгляд на вопрос современных тенденций в оперных постановках, представленный, в основном, на основании личного опыта. Я понимаю, что подобные темы сугубо субъективны и если на сцене предлагаются различные варианты постановок, так или иначе они имеют свою зрительскую аудиторию, поэтому я ни в коей мере не претендую на ведущее мнение.

Курсовая работа будет построена следующим образом. Вначале я проведу анализ современных постановок в Большом театре (г. Москва) и особое внимание сфокусирую на прогремевшей несколько лет назад премьере оперы «Руслан и Людмила». (Должна признаться, именно она и вдохновила меня когда-то на тему такой курсовой). Далее я приведу в сравнение классические постановки в Музыкальном театре им Станиславского и Немировича-Данченко (г. Москва). После чего можно будет сформулировать выводы из данной темы.


Глава 1. Современные постановки в Большом театре

В последние годы в Большом театре было несколько громких постановок опер. Известные постановщики, вечные произведения и прекрасная сцена… Но стали они громкими в том числе и из-за скандалов, разгоравшихся из-за постановок. Многие оперы вызвали очень неоднозначное впечатление у зрителей, одни восхищаются оригинальностью взглядов команды постановщиков и подходом к современному зрителю, а другие негодуют по поводу испорченной классики. Кто же прав? Конечно, зрители, которые покупают билеты на постановки на свой вкус :)

В 2011 году на сцене сыграли премьеру оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок». Детская сказка приобрела изначально задуманный писателем вид политической сатирой. На сцене чувствовалась остановка советской эпохи от помпезности и монументальности реквизита до совершенно несказочных костюмов: бояре в деловых костюмах, уборщики-гастарбайтеры, охранники с собаками, гробы, превращающиеся в зеркала. Хоть одно из этого у Вас ассоциируется со сказкой, известной всем с детства?

Зачастую режиссёры преображают не только антураж, но и фактическую базу произведения. В 2006 году на сцене того же театра появилась опера «Евгений Онегин». Казалось бы, зачем менять содержание вечного произведения? Однако режиссёр счел, что не только Онегин и Ленский должны быть в современных костюмах (да и само время действия далеко от аристократической эпохи), но и смерть Ленского будет нелепой случайностью от неаккуратного обращения с оружием, а не в результате дуэли.
Возможно, режиссёры просто хотят, чтобы зрители могли найти для себя что-то новое в хорошо знакомых сценариях? Зрители, действительно, находят, но, как говорится, «старый друг лучше новых двух».

Я хотела бы подробнее рассказать о постановке оперы «Руслан и Людмила» в 2011 году. Мне повезло побывать на одном из премьерных спектаклей, открывавших театр после долгой реконструкции. Пожалуй, можно сказать, что интерьер театра и выставка сценических костюмов, устроенная там, понравились мне больше самой оперы.

Опера началась с того, что в чересчур современных хоромах был пир. Я искренне понадеялась, что вычурные костюмы бояр и белый кафтан Руслана с огромным золотым гербом России на груди – это самое странное. Однако, когда на сцене появились «люди в черном» я поняла, что то ли хорошо, что я не перечитывала Пушкина перед походом в театр, то ли, если бы перечитала, это могло бы дать мне хотя бы малейший ключ к тому, чем вдохновлялся постановщик.

Далее действие закрутилось так, что я едва узнавала хотя бы общие черты знакомого мне произведения. Пожалуй, основной схожей чертой было то, что Руслана и Людмилу разлучили, и они искали (или не всегда) встречи друг с другом.

Откровенный бордель вместо дворца Наины, массаж Людмилы мускулистым красавцем, попугаи ара в клетках и полностью обнаженные наложницы, бегающие по всей сцене. С каждой картиной казалось, что страннее и хуже быть уже не может, но каждая следующая – опровергала это мнение.

Промежутки между сценами были не менее странными. На закрытый занавес проецировались 2 лица. Иногда вместе, иногда раздельно. С разных ракурсов. Что это символизировало – лично для меня осталось загадкой, но времени зрители потратили глядя на это «немое кино» достаточно много. Единственное, что успокаивало в тот момент – в этих странных интермедиях хотя бы играла музыка. Оркестр был хорош.

Во время антракта многие покинули зал, на начало второй части осталось около половины, когда включили свет в конце – порядка трети мест были заполнены. Достаточно показательная реакция зала и отношение к премьере.

Когда мне предложили уйти на антракте, я отказалась единственно оттого, что мне нравилось пение одной исполнительницы. Одной. И прекрасный оркестр не смотря ни на что. И мне показалось, что это не совсем корректно по отношению к ним – уходить, тем более, что и так многие зрители уходили, а мне все-таки нравилось то, как выступали они.

Когда опера закончилась, а случилось это через 4,5 часа (даже при очень большой любви к музыке это физически достаточно сложно высидеть), мы были рады. Мы были очень рады, что это закончилось.

Наверное, не обязательно пояснять, что мне эта опера в этой постановке не понравилась, но несомненно впечатлила. Она дала множество пищи для размышления и обсуждения, а режиссёру она принесла две «Золотых маски», несмотря на полупустой зал. Является ли сейчас уже сама способность впечатлить (пусть и негативно) публику основанием для таких наград? Судя по статистике, да.

Незадолго до этого у меня был еще один не слишком удачный опыт посещения оперы в Большом. «Набукко» шла на новой сцене и, в целом, произвела приятное впечатление за исключением декораций. Странные конструкции, напоминающие, скорее, строительные леса, чем вавилонские степи. Музыка была прекрасное, но идея подобных декораций все же смущала…

Учитывая неоднократные неоднозначные реакции на постановки в Большом как у меня, так и у многих знакомых, лично я с тех пор очень аккуратно отношусь к возможности его посещения, открыв для себя (не в первый раз, но с каждым разом проникаясь все более искренней любовью) Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко.


Глава 2. Оперы в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко

Мне довелось побывать на нескольких операх в этом театре: «Травита», «Тоска», «Любовный напиток» и вот, совсем недавно, «Аида».

Мне нравится в этом театре все, начиная от конструкции зала, где из любой точки прекрасная видимость и слышимость, и кресел, в которых нестрашно просидеть несколько часов и не боишься встать потом без ног или спины – беда многих нереконструированных театров, пытающихся сделать как можно больше посадочных мест в зале –, до образов, костюмов и декораций.

До прослушивания «Травиаты» я считала, что не люблю современные декорации, тем более, что это случилось недолгим после посещения «Набукко». Однако призрачные кулисы и красно-черный дизайн всего пространства воспринимался… гармонично, и платья дам практически в стиле романтизм не были диссонансом. На грани, но все равно гармонично. Как зритель я соглашалась наблюдать эту историю-вне-времени под прекрасные мотивы «Верди».

Конечно, когда тебя ничто не раздражает и не хочется искать дополнительных проблем, ты их и не найдешь, однако ни тогда, ни на других операх в этом театре, у меня ни разу не возникало вопросов к уровню пения. Не сказать, что я разбираюсь в вокале, но чисто на интуитивном уровне, чисто на восприятии… Конечно, чей-то голос цепляет сильнее, чей-то меньше, у меня не было ощущения дисгармонии, а это важнее всего.

«Тоска» Пучинни в плане соответствия оригинальной эпохи была все же ближе. Отсутствие временных сигналов, когда ты не можешь однозначно определить происходящее на сцене к какой-то эпохе, а значит, каждый зритель будет смотреть свою историю, прекрасно удается Музыкальному театру. Ну а истории о театре в театре всегда интересно смотреть, чтобы это ни было.

«Любовный напиток» по стилистике происходящего на сцене, декораций и костюма, уже совсем близок к стилю эпохи оригинального действия. Легкая и даже веселая постановка, которая оставляет чуть странное ощущение послевкусия – будто это был сон, в котором было много всего, но не всегда объяснимы причины появления того или иного ощущения.

И последняя опера в этой подвыборке – «Аида» Верди. Это опера, которую я мечтала посмотреть многие годы, так как именно с нее – не самого очевидного выбора, но так получилось – и началась моя «дружба» с операми.
Пускай декорации на сцене не совсем повторяли монуметальность Древнего Египта, они давали нужный посыл, и в белых конструкциях виделись защитные стены, а в арке близ кулис – вход в храм.
Исполнителям удалось создать – пусть не чисто декорациями, но общим выступлением – образ того времени, и зрители пережили вместе с ними эту историю.

Пожалуй, что действительно удается Музыкальному театру – легкими штрихами сценического пространства дополнять историю, рассказываемую труппой. Эти декорации не привлекают взгляд настолько, чтобы вглядываться в них несколько минут, пытаясь понять смысл и идею мелких деталей, отвлекаясь от самого пения. Эти декорации просто помогают создать у зрителя цельный образ оперы.


Заключение

Как-то внезапно курсовая вместо акцента на современных тенденциях получилась посвященной сценическому пространству и его эффекту на зрителя. Впрочем, это, наверное, и не так плохо.

Люди, идущие в театр, чтобы послушать оперу, хотят ее еще и посмотреть. В концертных залах зачастую идут оперы, когда нет всей этой массивности организации действия – есть только пение, но и категория зрителей другая.
Для меня опера – это все-таки цельный образ, начинающийся от рассматривания толпы в холле в ожидании второго звонка, декораций, костюмов, голосов, конечно! и заканчивающийся аплодисментами на поклонах. Для меня все эти компоненты должны идти гармонично, ни один не должен доставлять дискомфорт и вызывать лишние вопросы.

Это дело театра и режиссера, насколько детальным делать оформление сцены, как спроектировать декорации, но мои предпочтения, видимо, близки стилистике Музыкального театра, а не Большого: декорации и костюмы – это лишь инструменты, помогающие создать образ. В них нет собственной излишне глубокой детализации и проработки. Они качественные, но основная их цель – помогать музыке. На мой взгляд, иногда об этом забывают…

И еще один момент: попытка сделать спектакль «вне времени» и приблизить происходящее на сцене к эпохе зрителя, во-первых, не всегда этим зрителем желаема, а во-вторых, совершенно необязательно обязана вызывать столь противоречивые эмоции. Понятно, что каждый зритель приходит в театр за чем-то своим, но, думаю, многие приходят, чтобы переключиться с безумного ритма совеременности на что-то более отрешенное. И подавать на сцене то, чего и так много в современности: грубость, излишнюю откровенность, современное мышление героев… нужно ли? Все-таки театр – это таинство.

Повторюсь, возможно, все это лишь мой субъективный взгляд на происходящее в мире оперных постановок. Тем не менее на примере этих двух театров прослеживается тенденция наличия собственного амплуа и общего настроя у каждого заведения. Я не видела множества опер в других (даже хотя бы нескольких – для адекватного сравнения), но по ощущениям, этот самый «стиль театра» присутствует и в них. Хорошо это или плохо? Не знаю. Наверное, это и не так плохо: каждый из зрителей может выбирать постановки на свой вкус. Но лично я, когда в следующий раз буду выбирать билеты на оперу, все же пойду на сайт театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.