Вокал в ритуалистике

Автор: Хелле

1. Введение
2. Вербальный компонент в заклинаниях
3. Манифестация воли в ритуалах
4. Целесообразность песен в ритуалах
5. Заключение

1. Введение

В данной работе я исследую возможность использования песни в ритуалистике. Для этого я проанализирую, что нужно ритуалу, из чего состоит песня, и что из этого положительно повлияет на проведение ритуала. Я также затрону тему важности голоса в ритуалистике и в магии вообще.

2. Вербальный компонент в заклинаниях

Заклинание состоит из трех элементов: вербального компонента, жеста и магического посыла. Вербальный компонент — это озвучивание заклинания волшебником. Почему же нельзя обойтись без него, одним жестом и посылом? На самом деле, теоретически можно, именно поэтому существуют невербальные заклинания, но озвучивание помогает сконцентрировать магическую энергию. В принципе в любой области магии самое главное — уверенное утверждение волшебника, что конкретно он хочет поменять в этом мире и в какую сторону. Большинству трудно сделать такое утверждение беззвучно.

Когда волшебник ещё только учит заклинание, частенько его голос звучит неуверенно, тихо и слегка «забито». Это исправляется не громкостью голоса, а внутренней работой над собой: важно самому поверить в то, что делаешь и что получишь в результате, отстоять перед магией своё право на результат заклинания.

В тот момент, когда голос окреп и вербальный компонент стал утверждением, в которое хочется верить, формируется магический посыл заклинания. Здесь голос — вспомогательный инструмент, благодаря которому волшебник делает главное — концентрирует магическую энергию в верном направлении.

Безусловно, умение петь хорошо сказывается на уверенном голосе и в других областях, в том числе в заклинаниях. Голос становится «поставлен» — не с музыкальной точки зрения, а с ораторской (здесь лучше подошло бы слово «риторический», но сегодня оно приобрело иной смысл). Однако непосредственно петь при исполнении заклинаний, особенно привычных нам, бессмысленно: заклинания короткие, и нет нужды пропевать два-три слова — это не придаст больше сил, чем если эти два-три слова просто озвучить уверенным голосом. Таким образом, в заклинаниях важную роль играет голос, но не песня.

3. Манифестация воли в ритуалах

В ритуалистике, в отличие от заклинаний и многих других областей магии, манифестация воли становится критически важной. Под манифестацией воли я понимаю способность волшебника ясно выразить, чего он хочет, — а также как он это сделает, что он готов отдать взамен и все прочие важные условия, — но цель и желание являются главными. Дело в том, что ритуалы — хоть и не являются темными сами по себе (вопреки мнению распространившейся по Аргемоне истерии) — наиболее опасны из всех взаимодействий с магией. Заклинания, зельеварение, трансфигурация, — всё это тоже бывает опасным, но всё же значительно защищенным. Грубо говоря, это программы, предназначенные для пользователей, в то время как ритуалистика — админка, позволяющая редактировать Мироздание, или даже сам голый код. Неправильно исполненное заклинание чаще всего просто не работает, и я не представляю, что нужно с ним сделать, чтобы оно сработало по-другому с плохими последствиями. Истории о волшебнике, ошибившемся одной буквой и оказавшемся придавленным быком, — поучительные сказки для детей, потому что у волшебника не было самого главного — магического посыла, желания материализовать быка и быть придавленным им.

Ритуалистика же отличается от прочих сфер тем, что она не «программа», и все совершаемые действия и манифестация происходят самостоятельно. Чтобы всё сработало правильно, нужно, чтобы «пазл сошелся», чтобы все необходимые действия были сделаны, чтобы энергии было не больше и не меньше, и чтобы была озвучена ясная манифестация воли со всеми условиями. Если что-то из этого было сделано неверно, то это не значит, что просто «ничего не сработало», а это значит, что будет совершенно непредсказуемый результат (ваши изменения будут сохранены без ограничений со стороны программы, и никто не знает, что мы обнаружим на странице!).

И если все физические действия тщательно готовятся перед ритуалом, то именно с волеизъявлением могут возникнуть проблемы. Достаточно запинки, перепутанных слов или забытого куска, чтобы всё сработало не так. Достаточно даже неуверенного голоса при прочих верных данных, чтобы, так сказать, «магия не поверила», или же почувствовала свою вседозволенность в этом ритуале. В конце концов, ошибка в ритуале приводит к печальным последствиям в первую очередь для того, кто его проводил, потому что ритуал (как и любая форма магии, но ритуал — в особенности, потому что не имеет правил и ограничений) — насилие над миром и природой, и мир этого не хочет, а потому в волшебнике-ритуалисте видит свою основную проблему. Таким образом, голос — важнейший элемент в ритуалистике.

4. Целесообразность песен в ритуалах

Итак, мы определили, что без голоса нельзя ни в ритуалистике, ни в заклинаниях, но в заклинаниях бессмысленно петь. Возможны ли песни в ритуалистике?

Я считаю, что безусловно возможны, но это уже совершенно отдельная категория ритуалов. На мой взгляд, нельзя просто спеть то, что собирался сказать, — это должна быть особенная песня, и должна быть причина, по которой данный ритуал проводится с участием песни, а не простой речи.

Для начала рассмотрим, чем песня отличается от речи. В песне присутствуют музыкальность, сила голоса и, желательно, рифма. Музыкальность песен не вызывает сомнений и, пожалуй, мало влияет на ритуал (разве что автор обладает глубочайшими познаниями в музыке и заморочился настолько, чтобы привязать музыкальные фразы к смыслу ритуала, — но скорее всего это произойдет само собой естественным путем, интуитивно). Сила голоса — конечно, во время пения голос звучит сильнее, чем во время речи, и для ритуала это важно. Это не значит, что достаточно кричать — ведь крик не обладает той силой голоса, которой обладает пение, а скорее даже показывает слабость кричащего. Здесь под силой я имею в виду не громкость, а духовную силу и насыщенность голоса. Рифмы же необязательны, но значительно помогут сконцентрировать энергию засчет своего благозвучия. Я представляю это в виде картинки: каждые срифмованные строчки — это ящички, в которые складывается энергия, — строчка звучит, и ящичек мастерится, а каждая рифма забивает в ящик последнюю доску и тем закрывает его. Без рифм я визуально представляю кучку, на сбор и удержание которой уходит намного больше сил. Поэтому ритуалы часто проводятся в стихах без всяких песен.

В песне присутствуют и музыкальность, и сила голоса, и рифма, — всё вместе дает невероятную энергетику, а также силу инерции, потому что начав петь, распаляешься всё больше. [Вот пишу это всё — после записи курсовой по Практикуму — и как будто сказку сочиняю про параллельный мир, в котором действительно можно так петь!] Разумеется, не всякая песня подойдет для ритуала, это обоюдное взаимодействие: не только песня дает энергию ритуалу, но и сама песня должна изначально обладать этой энергией. Рассмотрим примеры.

«Let it go» из м/ф «Frozen»: https://www.youtube.com/watch?v=iEKLFS-aKcw
Ну разумеется, куда без этого примера? По-моему, это лучший наглядный песенный ритуал за последние годы, да ещё и увиденный миллионами (как известно, количество зрителей тоже весьма влияет на эффект ;)). Какая здесь невероятная энергия! Эту песню невозможно просто слушать, как песню, — хочется вскочить и побежать, я переживаю целую бурю эмоций от слез до большого соучастия. И Эльза в самом деле проводит ритуал! Она колдует, пробует практически в первый раз свою силу, экспериментирует, — и это ритуал, если так можно выразиться, по получению своей силы. То есть силой этой она уже обладает, но до того момента в пассивном виде, а сейчас она заявляет Мирозданию о себе и о своей готовности быть волшебницей. Нельзя просто так стать волшебником — нужно подтвердить своё становление волшебником. Она не просто забила на прошлое — она очень сильно поет о том, что оставила своё прошлое в прошлом, и именно благодаря этому прошлое остается в прошлом, — она подтверждает свершившийся факт.

Главную роль здесь играет исполнение. Например, можно ли сказать, что данная певица проводит ритуал? https://www.youtube.com/watch?v=hMeiDVv5t8I Нет, она просто поет песню — красиво и старательно, да, но это просто песня, пусть и та же самая. В ней нет той же силы. И это видно в её движениях: голова втянута в плечи, небольшая сутулость, осторожность в шагах и осмотрительность — она не свободна. А Эльза — свободна. Здесь певице нужно было петь не красивым голосом, а изнутри. Не сама песня важна, а её высвобождение. Да что там, даже магия у неё неуверенная, я вот вижу, что она ненастоящая, — не потому что в маггловском мире не существует магии, а потому, что из таких скупых и выверенных движений рук не вышла бы магия. И ходит она вовсе не так смело, как Эльза, — наверное, боится навернуться на неровном снегу, ну так Эльза и не боялась, ведь ей было всё равно и нечего терять, в этом тоже своя сила!

Ещё один, немного внезапный пример: «Molitva» Marija Šerifović https://www.youtube.com/watch?v=mlCafldxv1E
Эта песня меня удивляет своей мощью во второй части, после инструментального перерыва. По-моему, она так же вполне могла бы стать частью ритуала, по крайней мере, я хорошо себе это представляю.

«Le temps des Cathédrales», мюзикл «Roméo et Juliette»: https://www.youtube.com/watch?v=EocLKUzsaoc
А здесь я хорошо представляю, как благодаря магии этой песни вырастает Собор!

В целом, европейским традиционным ритуалам подходит именно такой стиль песен, и обязательно с сильным протяжным исполнением на высоких нотах в конце. Но есть не только европейские ритуалы. Например, существуют славянские заговоры — это целая отдельная категория. «Возникший из языческих молитв и заклинаний, заговор основывался первоначально на силе человеческого слова, потом на авторитете призываемого в нём божества, далее — на авторитете заговаривающего лица и убеждении присутствующих», — говорит Википедия (вся история человечества проиллюстрирована в этой цитате).

Не все заговоры исполняются в форме песни, но некоторые простые позволяют это сделать. Хороший пример — песня «Кумара» группы Тибитет: https://www.youtube.com/watch?v=f2BjSdeRRes (Но здесь плохой звук, лучше найти студийную запись вконтакте). Другие заговоры исполняются горловым пением: https://www.youtube.com/watch?v=Se2YOsAIyPU Считается, что именно такое пение слышат высшие силы.

5. Заключение

Ритуалы, безусловно, могут включать в себя исполнение песни, что и было продемонстрировано в этой работе. При этом песня должна быть исполнена с особой энергией и идти «изнутри» певца. Недопустимо просто технично спеть, важно отдать в песню всю свою силу — в данном случае песня выступит проводником магической энергии и в некоторых случаях, я думаю, сможет даже заменить волшебную палочку. Сильная песня — идеальный способ волеизъявления, потому что не оставляет сомнений в том, что автор ритуала знает, чего хочет, и действительно очень хочет.

В заключение я сделаю неожиданный вывод, к которому меня привела данная работа: почти любая песня, исполненная правильно (и я не о попадании в ноты), является в некотором смысле ритуалом. Вообще, колдовать при помощи песни можно — так же, как можно воздействовать на психику другого человека при помощи песни. Именно поэтому мы переживаем, слушая песни, и испытываем эмоции, которые автор, скорее всего, сознательно заложил в своё творчество.

Для разрядки обстановки и ума приведу забавную цитату из фанфика «Гарри Поттер и методы рационального мышления»:

Профессор Защиты.
Содержался.
В камере.
Профессор Защиты смотрел на наблюдающего аврора и напевал.
С тех пор, как профессор Защиты оказался здесь, он не произнёс ни единого слова. Он лишь напевал некий мотив.
Сначала мотив звучал, как обычная детская колыбельная, та, что у маглов начинается: «Спи, моя радость, усни…»
Мотив повторялся семь минут, без изменений, снова и снова, приучая слушателя к определённому шаблону.
Потом в теме начались вариации. Фразы стали звучать медленно, с длинными паузами, так что разум слушателя беспомощно ожидал то следующей ноты, то следующей фразы. А когда следующая фраза все-таки начиналась, она оказывалась настолько мимо нот, так непостижимо и чудовищно мимо нот и даже не в той гамме, в какой звучали предыдущие фразы — она вообще не попадала ни в какую гамму. Можно было подумать, что этот человек тренировался часами, чтобы научиться настолько идеально фальшиво петь.
Всё это имело такое же отношение к музыке, какое к человеческому голосу имеет душераздирающий мёртвый голос дементора.
И эти ужасные, ужасные звуки игнорировать было невозможно. Они напоминали известную колыбельную, но отступали от неё непредсказуемым образом. Они задавали ожидания и сами же их нарушали, не следуя ни одному шаблону, который позволил бы воспринимать это пение как фон. Мозг слушателя против воли ожидал окончания этих антимузыкальных фраз и отмечал каждый неожиданный поворот.
Единственное возможное объяснение, откуда вообще взялся такой способ пения, заключалось в том, что некий непередаваемо жестокий гений проснулся однажды утром, почувствовал, что обычные пытки ему наскучили, и решил развлечься, придумав способ свести с ума человека, просто спев ему песенку.
Аврор слушал эти невообразимо чудовищные звуки уже четыре часа, ощущая рядом присутствие чего-то огромного, холодного, смертельного. И это чувство было одинаково ужасным — смотрел ли он прямо на задержанного или наблюдал за ним боковым зрением…
Пение прекратилось.
Пауза была долгой. Достаточно долгой, чтобы появилась ложная надежда. Сначала она была задавлена опытом предыдущих разочарований, но пауза длилась и длилась, и надежда начала неудержимо расти…
Пение возобновилось.
Аврор сломался.
Он сорвал с пояса зеркальце, стукнул по нему один раз и сказал:
— Говорит младший аврор Арджун Алтунай, код RJ-L20 в камере три.
— Код RJ-L20? — удивлённо переспросило зеркало. Послышался звук перелистываемых страниц. — Вы хотите, чтобы вас сменили, потому что заключённый предпринимает попытку психологической атаки и преуспевает в ней?