Поэма "Битва Деревьев" ("Cad Goddeu") из "Сказания о Талиесине"

У меня было много обличий,
Прежде чем появилось нынешнее.
Я был острым лезвием меча.
(Поверю, когда увижу сам.)
Я был каплей в воздухе.
Я был сияющей звездой.
Я был словом в книге.
Я был книгой в начале.
Я был светом лампады.
Год с половиной
Я был мостом
Над трижды двадцатью реками.
Я летал, как орел.
Я был кораблем в море.
Я был военачальником в битве.
Я был завязкой на свивальнике дитяти.
Я был мечом в руке.
Я был щитом в бою.
Я был струной арфы,
Заколдованной на год
В пенистых водах.
Я был кочергой в очаге.
Я был деревом в лесу.
Нет ничего, чем бы я не был.
Я сражался, хоть был еще мал,
В битве Готай Бриг,
Прежде чем правитель Британии
Обрел свои корабли.
Равнодушные барды делают вид,
Будто они чудовище
С сотней голов
И прискорбным недовольством
В глотке и на языке.
И еще одна битва идет внутри головы.
Жаба, на лапках которой
Сто когтей,
Пятнистая с капюшоном змея,
Для наказания в их плоти
Ста душ из-за их грехов.
Я был в Каир Вевинет,
Где быстро растут травы и деревья.
Путники смотрят на них,
Воины удивляются
Возрождению старых ссор,
Гвидионовым подобных.
Взывая к Небесам
И к Христу, он вновь
вызовет их к жизни,
Всесильный Боже.
Если ответит Господь,
Колдовством и магией
Прими вид деревьев
И в этом наряде
Обуздай людей,
Неопытных в битве.
Когда деревья были заколдованы.
Была для них надежда,
Что они сделают тщетным
Усилие окружившего их огня...
Лучше когда трое вместе
И довольны друг другом,
А один рассказывает
Историю Потопа,
И распятия Христова,
И скорого Судного дня.
Впереди ольха стоит,
Она начинает.
Ива и рябина
Промедлили с одеянием.
Слива - не самое
Любимое дерево у людей.
Мушмула, что той же природы,
С трудом, но идет.
В тени бобов
Целая армия фантомов.
Малина, увы,
Не лучшая еда.
В укрытии живут
Бирючина и жимолость,
И плющ в свое время года.
Велик утесник в битве.
Вишней пренебрегли.
Береза, хотя она великодушна,
Опоздала нарядиться;
Но не из трусости,
А из-за своей высоты.
Внешний вид...
Напоминает свирепого чужака.
Сосна при дворе,
Сильная в сражении,
Мною немало возвышена
В присутствии королей
И подвластных ей вязов
Она, не крутясь,
Бьет в середину
И издалека.
Судьею стал лесной орех,
Его плоды - твое приданое.
Бирючина благословенна.
Могучие вожди во время войны -
...и тутовник.
Богатый бук.
Темно-зеленый падуб
Был очень храбр:
Защищенный со всех сторон
Колючками, ранящими руки.
Высокие тополя
Весьма пострадали в битве.
Взятый в плен папоротник;
Ракитник со своими отпрысками:
Дрок вел себя неважно,
Пока его не укротили.
Вереск несет утешение,
Радуя людей.
Черемуха преследует.
Дуб быстр в движенье,
Перед ним дрожат земля и небо,
Мощный привратник против врага -
Имя его во всех землях.
Связанный плевел
Предан огню.
Другие были отвергнуты
Из-за глубоких ям,
Вырытых сильными
На поле битвы.
Гневается...
Жесток угрюмый ясень.
Робок каштан,
Бегущий от счастья.
Наступит тьма,
Задрожат горы,
Явится очищающий огонь,
Высокая волна накатит,
Когда же услышат крик -
Верхушки дубов заново зазеленеют.
Изменятся и вновь оживут из праха;
Спутаны верхушки дубов
Из Горхан Майлдерва.
Улыбается из-за скалы
Груша не пылкого нрава.
Не от матери и не от отца,
Когда я был сотворен,
Была моя плоть, была моя кровь;
Из девяти разных даров,
Из плода плодов,
Из плода Господь создал меня,
Из цветка горной примулы,
Из почек деревьев и кустов,
Из земли земной.
Когда я был сотворен
Из цветов крапивы,
Из воды девятой волны,
Я был околдован Магом
До того, как я стал бессмертным.
Я был околдован Гвидионом,
великим колдуном бриттов
Айриса и Айруна,
Айрона и Медрона.
Мириады тайн
открыты мне, как Магу...
Я знаю об Императоре,
Когда он чуть не сгорел.
Я знаю о звездах,
Сотворенных до Земли.
Когда я родился,
Как же много миров уже было!
В обычае образованного поэта
Прославлять свою страну.
Я играл в Хлоугхоре,
Я спал, укрытый пурпуром.
Разве я не был вместе
С Даланом Айл Мор
На скамье посередине
Между коленями короля
На двух тупых копьях?
Когда с неба пришли
Потоки на землю,
Губящие все вокруг.
Я знаю четырежды двадцать песен,
Чтобы веселить народ.
Нет никого из молодых и старых,
Кроме меня,
Никто не знает все девять сотен,
Известных мне
Об окровавленном мече.
Честь меня ведет.
Все полезные знания от Бога.
Я знаю, как зарезать вепря,
Как он появляется, как исчезает.
Как понимает слова.
Я знаю свет, чье имя Слава,
И другой властный свет,
Который разбрасывает огненные лучи
Из дальней вышины.
Я был пятнистым змеем на горе;
Я был гадюкой в озере;
Я был недавно злой звездой.
Я был грузом на мельнице.
Моя сутана красная сверху донизу.
Я не предсказываю зла.
Четырежды двадцать колец дыма
Всем, кто унесет их с собой:
И миллион ангелов
На острие моего ножа.
Красивая желтая лошадь,
Но в сто раз красивее
Моя кремовая лошадь,
Быстрая, как чайка,
Которая не пролетит мимо меня
По кромке моря.
Разве я не лучше всех на кровавом поле?
У меня сотня долей в добыче.
Венец мой из красных камней,
Золотом окаймлен мой щит.
Нет среди рожденных такого, как я,
И не было в прежнее время,
Кроме Горонви
Из долины Эдрави.
Пальцы у меня белые и длинные,
Давным-давно я был пастухом.
Я бродил по земле,
Прежде чем стал ученым мужем.
Я бродил, я все обошел,
Я спал на сотне островов;
Я жил в сотне городов.
Просвещенные друиды,
Вы предрекаете явление Артура?
Или меня вы чествуете,
И распятие Христово,
И скорый Судный день,
И один рассказывает
Историю Потопа?
Золотом в золоте
Стал я богаче;
Удовольствие мне доставляет
Тяжелый труд золотых дел мастера.
(Пер. Л. Володарской)